Воскресенье, 16.12.2018, 01:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Стихи русских и зарубежных поэтов | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Карта сайта [0]
прикольные поздравления [73]
Стихи подруге [100]
Стихи мужчине [110]
Детские стихи [120]
Популярные стихи [1427]
Стихи про любовь. [6]
Стихи о собаках [0]
Короткий рассказ. [2]
Мастера короткого рассказа.
Рассказы. [7]
Повести. [15]
Романы. [18]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Главная » Статьи » Рассказы.

Казак Василий Антонов Гл. 6

 Свадьба старшего брата.    
      «… Не тужи казак, пляши, не кручинься здорово,
         Встретишь радость для души, ласкового норова…»  
                 Из песни «Люба - русая коса».
  
    Год назад, вернувшийся после четырёхлетней службы во 2-м Оренбургском казачьем полку, расположенном в Варшаве, Григорий Антонов, старший   брат 
Василия, подкопив немного денег, решил посвататься к Аксинье Самохиной, скромной и тихой девушке из старой казацкой семьи Самохиных, давно ему приглянувшейся.
   На одной из посиделок, он успел с нею перекинуться словами, и тихо сказал:
 - Скоро приду свататься, не откажешь?
 Девушка, которой Григорий давно приглянулся,  покраснев, опустила глаза, и не сказала в ответ ни «да», ни «нет». И это было почти согласием.
 Но, поскольку свадьбы у казаков проводились, как правило, после уборки урожая (после Покрова Святой Богородицы 14 октября или пасхальных праздников – на Красную Горку), Гриша затеял разговор с отцом и матерью о женитьбе, как раз в конце октября.
       Но, когда он назвал девушку, к которой он хочет посвататься, мать очень удивилась,  зная, что по Григорию, давно сохнет 19-ти летняя Полина Ховрина, дочь их соседки и её подруги Дарьи, большой мастерицы, как и она сама вязать знаменитые оренбургские пуховые платки, славящиеся на всю Россию.
 - Сынок, а ты хорошо подумал? Мало ли молодых казачек у нас в посёлке? А Аксинья   твоя, она    же   тихоня,   слова лишнего не скажет, хотя лицом пригожа, не спорю. Ну, разве тебе такая жена нужна? – тут же прямо в лоб, спросила Екатерина Фёдоровна сына, глядя ему прямо в глаза.
 - Люба она мне мама, давно люба! - тихо ответил Григорий, и посмотрел на отца.
- Ну, ты мать, скажешь тоже, тут же вмешался Пётр Николаевич. – Гришке, что, жена пулемёт нужна, что ли? Ты у меня, когда за меня замуж выходила, тоже не шибко говорливой была. Раз он назвал её имя, значит, он уже присмотрелся к ней, выбрал по душе…
  А что? Семья Самохиных крепкая. Гаврила Иванович казак добрый, нам приходилось вместе с ним служить ещё во время Крымской войны, мы и сейчас с ним в приятельских отношениях состоим. Так,  что я лично, не против Самохиных.
   Посоветовавшись со своим отцом, как главой их рода, Пётр Николаевич, вечером собрал всю их семью на совет, наказав жене заранее разжечь двухведёрный медный самовар, который его отец, когда-то привёз с войны.
  Он усадил всех вокруг большого стола за    чаем, во   главе   которого  сидел его отец – 80-ти летний Николай Елисеевич Антонов, и предоставил слово Григорию, заранее сообщив всем, что они с женой, против сватовства Григория, к Аксинье Самохиной не противятся.
  Выслушав Григория, дед, по заведённому у казаков обычаю, первым взял слово:
  - Ну, что я скажу? Самохины семья справная, трудолюбивая. Сам  Гаврила Иванович, уже лет десять разведением лошадей занимается, овец держит, коров, оба сына ему помогают и дочери тоже. Если эта девушка Гришке приглянулась, то мы ему перечить не будем. Такое моё слово. 
  Я знаю, Катерина, - обратился он к невестке с почтением, 
- Ты давно Гришке невесту подыскиваешь, и тебе больше Полинка Ховрина по душе. Но, как говорят в народе, сердцу не прикажешь. Так ведь?
  Екатерина Фёдоровна, внимательно выслушав свёкра, молча, кивнула головой, соглашаясь с ним.
  Пётр Николаевич, тоже внимательно выслушал отца, и сказал:
  - Всё Гриша. Невеста нам люба, будем готовиться к сватовству. Но, перед сватов-ством, нужно, прежде  всего, навести порядок в хозяйстве, в нашем доме, дворе, чтобы не было стыдно перед сватами.
   Вопрос был решён, и семейство Антоновых принялось за наведение порядка.
   На другой день, после обеда, мать и отец, уже зная, к кому идти свататься, оделись по-праздничному, и также обрядив Григория, пошли в дом к Самохиным, жившим в доме, посреди посёлка.
   С собой они пригласили своего соседа – казака Ивана Бочкарёва, обладающего «хорошим разговором», который смог бы расположить к себе будущих сватов.
   При входе на смотрины в дом невесты, Иван, поздоровавшись с хозяевами, прямо с порога начал:
  - У вас мы слышали – есть товар, а у нас купец; у вас невеста, а у нас жених: вот мы и пришли посвататься.
  Гаврила Иванович, просто мечтающий, когда к его двадцатилетней «тихоне» - дочери, кто-нибудь посватается, был очень удивлён, увидев за Иваном Петра Николаевича Антонова, его жену и сына Григория, но виду не подал, а вежливо ответил:
 - Здравствуйте, и проходите в дом гости, милости просим!
   Эта фраза означала, что жених отцу невесты приятен.
   Если бы жених ему не понравился, то сразу последовал бы отказ. В таких слу-чаях сватам обычно дарили тыкву.
   - Гостей, прошу раздеться, и проходить в залу, - тут же радушно продолжил хозяин дома,  приглашая сватов в дом, а хозяйка уже ставила на стол закуску и спиртное.
   За столом и угощением произошла беседа, в которой они договорились о смотринах, но уже в доме жениха. 
  Через неделю Гаврила Иванович и Марфа Степановна Самохины, пришли к родителям жениха, где    осмотрели их хозяйство, комнаты, познакомились с семейством будущего зятя Григория.     
   Перед уходом, Николай Елисеевич, как глава семьи, спросил: 
 - Ну, как гости дорогие, довольны Вы или нет? Если довольны, то предлагаю, называться сватами?
  На что Гаврила Иванович, очень обрадованный тем, что Аксинья, попадёт в такой богатый дом, как и положено, по обычаю, вежливо ответил:  
- Пока ещё раненько…
 Услышав ответ гостей, Николай Елисеевич, улыбнувшись, продолжил: 
- Ну что ж, сваты не сваты, добрые люди, пожалуйте тогда за стол. Чем богаты, тем и рады.  
 Гости сели за стол, выпили по рюмке,  потом, по второй… 
-Ну а теперь можно и сваточками зваться, -  сказал Гаврила Иванович. 
Здесь же, за столом Антоновы и Самохины, обговорили, когда быть сводам.        
  Ко дню сводов, назначенных через неделю, в воскресный день, Аксинья, сияющая от счастья, должна была приготовить угощения для гостей - жениху с друзьями, а так же своих подруг.  
   В этот день, во время сводов девчата - подруги невесты вышли в отдельную комнату, а в горнице оставили и рассадили на стульях: её деда, бабку, дядю, тетку, брата, сестру и званных близких.   
    На почётном месте под святыми образами сели крестный отец и мать Аксиньи.  
   На столе поставили два калача и солонку с солью.   
   Приехавшего со своим друзьями Иваном, Романом и  братом Василием, Григория, одного пригласили в дом, а невесту спрятали в другой комнате среди своих подруг.   
  Потом, пригласили жениха, и стали допытываться: 
   - А что угадаешь, кого и где искать? Григорий пошёл в комнату, где был слышен девичий смех и там нашёл свою избранницу Аксинью.    
   Взял её за руку и вместе с нею стал в горнице среди комнаты. Тут вошли Иван с Василием, и  дружка жениха Роман, он поднёс рюмку водки  Григорию и спросил:  
 - Кому   подносишь?            
 - Аксинье Гавриловне! 
Подавая рюмку невесте, Роман опять спросил: 
 - От кого принимаешь?  
 - От Григория Петровича, - тихо ответила зардевшая девушка. 
Девушки, подружки Аксиньи, начали петь песни: одну, вторую, третью, а во время пения этих песен, всех гостей потчевали водкой и вином. 
  Тётка Аксиньи, Надежда Никитична,  улыбнувшись, вдруг  начала капризничать и приговаривать:  
 - Что-то горька водка, у вас горька, нужно её подсластить. 
Поддержал её, и её муж, Степан Матвеевич. 
И чтобы водку подсластить, пришлось молодым поцеловаться, отчего Аксинья покраснела, как рак. 
После окончания песен родители жениха и невесты, спросили детей согласия на брак.   
Григорий и Аксинья, в один голос ответили:   
 - Из воли родительской не выходим. Согласны.  
 -Теперь, сваточки родимые, - весёлым голосом предложил Пётр Николаевич,          - Давайте ударим по рукам, - детки наши согласны, брак принять. 
  А чтобы сомнений никаких не было предложил свату Гавриле - руку. 
  Отцы ударили друг друга по рукам, и на этом сватовство закончилось.
  По окончании обеда, гости, поблагодарив сватов за хлеб - соль, договорились о дне свадьбы, через две недели. 
   Молодёжь выбежала на улицу, стала кататься по селу и петь песни. 
 С этого времени Аксинья считалась  уже «пропитой невестою», «пропитухою».
  После пропоя до дня венчания в доме невесты начались «Вечеринки» или «ночёвки», на которых собирались жених, его друзья и её подруги. 
 На  этих вечеринках в течение ночи устраивались различные игры.
  Все игры сопровождались пением песен, которые прославляют пары девушек и парней. Та пара, в честь которой поется песня, обязаны в конце пения поцеловаться. 
  Поцеловавшись, они передавали поцелуй невесте, а та, в свою очередь, целовала жениха, и вскоре уже перестала краснеть.
  На «ночёвках» парни и девушки зорко следили за тем, чтобы   никто не мог ус -
нуть в течение вечеринок. 
  Уснувших молодых людей наказывали различными способами. Нередко, спящим, на спину верхней одежды пришивали старую тряпку, а утром их «заботливо» одевали    так, чтобы они не заметили этого подвоха. 
  Провожали «нарушителей» все присутствующие на вечеринке, желая им добра и здоровья. 
   Идя по селу с пришитым «товаром», молодой казак не представлял, что в посёлке уже все знают о том, где он был и за что наказан. 
  Вечером перед днём свадьбы в дом к Антоновым завезли приданое невесты.    
   В день бракосочетания Аксинья встала рано утром  ещё до восхода солнца, обошла весь свой двор, мысленно прощаясь со всем, что ей было дорого.    
   Вскоре появились её подруги, и она вместе с ними пошла на кладбище «испро - сить» себе благословение от близких умерших. 
   После этого она вернулась домой и  стала готовиться к встрече жениха.  
  О том, что Григорий приехал, она поняла, по конскому топоту, стуку экипажей, песням и выстрелам. 
 Это жених со своими гостями подъехал ко двору. Её сердце тревожно забилось, и она выглянула в окно. Роман, дружка  Григория, спрашивал разрешения войти жениху в дом.
  Вошедшего жениха сразу посадили за стол рядом с невестою. 
   Началось угощение и выпивка. Молодым, пока, до таинства венчания, ничего есть нельзя, они только смотрели на собравшихся гостей и улыбались им.  
  После того, как Гаврила Иванович и Марфа Степановна  благословили и напутство-вали молодых, они уселись на тройку. Раздались ружейные выстрелы, крики, смех и все экипажи отправились в церковь.
  После венчания жених и невеста поехали сначала в дом родителей невесты, где их поздравили её отец и мать, за ними крёстные, а затем по степени родства остальные присутствующие. 
  Тем, кто поздравлял молодых, подносили спиртное. 
 Вскоре сваха приступила к повиванию - «обрезанию косы»: она     расплела одну 
косу у Аксиньи  и заплела её уже на две косы.  
  Когда сваха расплетала косу,  брат Аксиньи Семён взял нож и тупым краем  начал резать  косу. 
  Дружка Григория - Роман, увидев это, засмеялся и сказал: 
- Постой, Сеня, постой не режь, мы эту косу выкупим, - и дал ему несколько копеек.  
- Нет, этого мало, - заартачился Семён, и начинает торговаться с Романом. 
Торг шёл до тех пор, пока брат не стал доволен суммой выкупа. 
После заплетания кос гости опять поздравили молодых, при этом поздравляли их шутками да прибаутками.  
 Шутники давали им напутствия:  «Дарю Вам серебро, чтобы в доме было добро, дарю Вам ложки, чтобы рождались Сережки, а ещё чашки, чтобы рождались Наташки, дарю Вам «руп», чтобы купили тулуп»  
  Молодые в это время стояли и внимательно слушали наставления. 
 По окончании даров молодых выводили из комнаты во двор.  
 Мать  Аксиньи  передавала ей икону,  ту с которой сама выходила замуж и свое родительское благословение и молодые ехали в дом жениха.  
 На пороге его дома новобрачных встречали его отец и мать, а сзади дед и крё-стные.   Пётр Николаевич держал икону, а  Екатерина Фёдоровна - хлеб-соль. 
Григорий и Аксинья трижды крестились иконе, поцеловали её, а затем хлеб. 
После этого жених и невеста отломили хлеб,посолили его и покормили друг друга.     
   Оставшимся хлебом молодые угощали гостей. 
   Мать осыпала молодых хмелем, серебряными монетами, конфетами, орехами, желая изобилия и счастья. 
  Молодые вошли в дом так, чтобы не наступить на порог, дабы не потерять суженого и    стали   на   овчинную   шубу, которую предварительно расстелили шерстью вверх. 
Хмель и овчинная шуба среди казаков являлись символом довольства и зажиточности. 
   Хмель растёт и вьётся по деревьям - легко и свободно, поэтому, друзья жениха и подружки невесты, весело приговаривали: 
« Пускай у молодых дома произрастает и разводится все так обильно, как хмель в лесу». 
  Овчинная шуба у оренбургских казаков символизировала ещё и то, чтобы в хозяйстве у молодых всего было густо, как шерсти в овчине. 
  После этого молодые и гости расселись по местам, за праздничным столом. Нача- -
лись поздравления новобрачных и одаривания их подарками. 
  Каждый говорил хорошие слова и дарил от души, что мог, в зависимости от своего материального положения. 
 Во время вручения подарка, каждый из поздравлявших молодожёнов гость, просил подсластить спиртное поцелуем, бросив крошку хлеба в рюмку, заявлял, что там плавает паук и его надо вытащить. Это было намёком на продолжительный поцелуй. 
  Получив от тестя плётку, Григорий, шутя бил трижды молодую жену.  Молодая жена Аксинья  при этом трижды кланялась мужу в ноги, выражая свою покорность.
   Главным условием казачьей свадьбы считалось веселье, что сулило молодым счастливую семейную жизнь.  
  Гости могли сидеть и веселиться до утра, а молодых поздним вечером отправили в их комнату на брачное ложе, куда их сопровождали дружка и свашка, которые шутливо давали им наставления. 
   В комнате, где Григорию и Аксинье  предстояло провести брачную ночь, постави-ли икону, стакан с медом, чашку с зерном, куда поместили свечи, не зажигая их.  А сами гости веселились всю ночь. 
   Второй день свадьбы начинался с умывания молодой жены. 
  Умывали Аксинью свашки. Затем она  пошла к колодцу и бросила туда монетку. 
  Почерпнув из колодца воды, она возвратилась к дому, где её ожидали свёкор и свекровь, которым она поочерёдно слила воду, после они вытерлись полотенцем невестки. 
  После умывания молодая жена пригласила всех родных и гостей за стол. 
 Внимание всех здесь привлёк молодой муж Григорий, который обязан был разломить сваренную курицу. 
  По обычаю он должен вначале отломить (руками) ножку, затем крылышко, далее произвольно всё остальное. 
 Гриша, научившийся за время службы в полку, и не таким вещам, всё сделал как надо, и по тому, как   он    расправился с курицей, все поняли, что он  способен «расправляться» и с женой. 
  Тех гостей, которые опоздали к завтраку, разували, обливали водой и катали на тачке.  
 Чтобы избежать этого, опоздавшие откупались деньгами, спиртным, конфетками или пением песен. 
  После завтрака  Петра Николаевича и Екатерину Фёдоровну нарядили женихом и невестой посадили на тачку и возили по селу. 
Затем все гости пошли к родителям жены. 
Некоторые участники свадебного шествия успели    переодеться: женщины в мужскую, а мужчины в женскую одежду.
Среди них появились «цыгане», которые приставали к прохожим с предложением 
«погадать», нередко заходили во дворы  - «воровать» кур.
Свадьба Григория и Аксиньи  длились не менее недели, на её проведение  было затрачено почти 150 рублей, что, даже для такой зажиточной  казачьей семьи, как семья Антоновых, было достаточно  обременительно, но к ней готовились загодя, почти с самого рождения детей.
   Василий, от начала до конца наблюдавший, как проходило сватовство, венчание, а потом и свадьба старшего брата, решил для себя, что  когда придёт  его время жениться, он всё сделает точно так же, как было на свадьбе у брата. Он сразу принял его жену, с которой  вскоре подружился и относился к ней с глубоким уважением, как к родной сестре.

Категория: Рассказы. | Добавил: catta (18.05.2018)
Просмотров: 33 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если вы являетесь правообладателем произведения и не желаете чтобы оно было опубликовано , пишите нам Обратная связь, и мы его обязательно удалим.
Copyright MyCorp © 2018