Воскресенье, 16.12.2018, 03:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Стихи русских и зарубежных поэтов | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Карта сайта [0]
прикольные поздравления [73]
Стихи подруге [100]
Стихи мужчине [110]
Детские стихи [120]
Популярные стихи [1427]
Стихи про любовь. [6]
Стихи о собаках [0]
Короткий рассказ. [2]
Мастера короткого рассказа.
Рассказы. [7]
Повести. [15]
Романы. [18]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Главная » Статьи » Рассказы.

Казак Василий Антонов Гл. 3

Дед Николай.
 
              «… Оренбуржцы-казаки, они верно служат,
                 По станицам разъежают, ни о чём не тужат…»
                     Из песни «Оренбуржцы-казаки».
    
    С ранних лет, Вася  любил слушать рассказы своего деда - урядника Николая Елисеевича Антонова, обладающего отличной памятью на цифры и на даты, о том, как зародилось Оренбургское казачье войско.
   Выбрав место под деревьями, где больше тени, старый урядник, Георгиевский кавалер, усаживал рядом молодых казачат из окрестных домов и начинал свой рассказ:
  - Ох, не просто, совсем не просто, рождалось наше Оренбургское войско робята, но я расскажу что знаю.  Поведаю вам то, что мне рассказывали мой отец и дед, а ему их родители – первые казаки.
   Когда киргиз-кайсаки Малой и Средней орды, ещё в 1734 году, решили перейти в русское подданство, то по указанию Государыни Императрицы на реке Оре были заложены крепость и город Оренбург. 
   Принимая русское подданство, они, эти самые киргиз-кайсаки, надеялись, прежде всего, на то, что Российская империя поможет им в борьбе против наступавших на них джунгаров. 
Присутствие   русское военных в  этой бескрайней степи казалось им необходимым. Они сами просили императрицу Анну Иоанновну построить в предгорьях Южного Урала  первую крепость. 
   И 7 июня 1734 года по указу императрицы город был основан, и повелено было, «сему городу именоваться Оренбург и во всяких случаях называть и писать данным именем». 
 Первоначально город был основан в устье реки Орь. 
  В следующем году началась постройка укреплений с северной стороны, со стороны огромной Сибири. Это стало особенно важным, после башкирского восстания, длившегося в период с 1735 по 1741 год. 
   Позднее, уже в 1740 году, Оренбург был перенесён в урочище Красная Гора, старая же крепость стала называться Орской. 
   По указу от 18 октября 1742 года город был перенесён уже на третье место в устье реки Сакмары, где он находится и сейчас, а прежняя крепость стала называ-ться Красногорской. 
  Строительство Оренбурга было начато, казалось, при самых благоприятных об-стоятельствах, как раз, когда возникла острая необходимость. 
    Его строительства в то время хотели все: и русские,  и киргиз-кайсаки и баш-киры. Но желали, каждый для достижения разных, своих корыстных целей. Строившийся город мог быть вполне использован не только для защиты – киргиз - кайсаков от джунга-ров, башкирцев от киргиз - кайсаков, но и против тех и других.
 И к 1739 году все земли, населённые башкирами, оказались окружёнными кольцом укреплённых городков.   
   Основными типами поселений были  тогда станицы, крепости, форпосты, пикеты.  Ещё часто строились линейные маяки, для того чтобы тайно наблюдать за степью. 
  Все крепости строились по заранее разработанным планам. 
   Оборонительные сооружения пограничных крепостей ограничивали квадратную или прямоугольную площадку. 
  Укрепления, чаще всего состояли из глубокого  рва, земляных и деревянных препятствий, за которыми можно было укрыться и оттуда вести огонь. 
   Стены крепостей, имели по углам своеобразные башни. В крепостях располагались пороховые погреба, склады, канцелярия, церковь, жилые помещения - казармы для воинов. 
   Самарские, Алексеевские и Уфимские казаки вскоре были переведены в Оренбург. А весь край стал заселяться, наряду с городовыми служивыми казаками, малороссийскими казаками и ссыльными, в том числе.
   Заселялся он и запорожскими казаками, беглыми и приглашёнными «инородцами»: татарами, кряшенами, нагайбаками, калмыками, мещеряками, тептярями,  разным другим людом и охотниками из городовых дворян. 
  Вот именно тогда казаки Исетской провинции образовали Исетское казачье войско.
Село Губерлинское было заложено 16 сентября 1736 года, как казачья крепость, и названо была по реке Губерля.
  Вначале здесь проживало 30 семей, и небольшой гарнизон нёс охранную службу. Впоследствии из-под Челябинска, сюда было   переведено    113 семей 
чебаркульских казаков, в их числе были и мои предки – Антоновы. 
   В центре села, вскоре была построена церковь из красного кирпича, и школа.
  Через село проходил почтовый тракт Оренбург-Орск. По нему в 1837 году следовал императорский кортеж  Государя Императора - Александра II. 
   Императора, тогда сопровождал великий поэт В.А.Жуковский, про которого вы узнаете, когда будете учиться в школе. Во время этой поездки, он писал: 
 «Между Хабарскою и Губерлинскою крепостями, как будто в малом виде   - большие горы со всеми их деталями. Но ни кустика, ни капли воды. Всё покрыто ковылем и пусто. Взволновавшаяся и окаменевшая пустыня. Чудный вид с высокого пункта, который я срисовал. Спуск постепенный между нижними излучистыми каменными холмами, составляющими цепь. Дно сей долины - дорога. В одном месте ключ перебежал дорогу... Прелестный вид на Губерлинскую  крепость, расположенную между слияниями рек Чебаклы и Губерли. Отсюда широкая долина посреди тех же гор. Пирамиды. Горы, как лев или крокодил, лежащие поперек, по спине их дорога. Камни, как бородавки... На песке ковыль. Песок в виде пирамид. Переезд к Подгорной крепости по дну широкого бассейна долиною...» Ну, как-то так…
   После постройки железной дороги Оренбург – Орск, вскоре была построена станция Губерля, и для различия прежнюю станицу стали называть Казачья Губерля.
   Одновременно с основанием крепостей в крае, Оренбургский губернатор  Неплюев, правящий краем с 1744 по 1758 годы, не переставал заботиться и о прочном устройстве в нём казачьего населения, признавая его наиболее способным к охранению пограничных линий. 
   На основании Высочайших царских указов Исетские казаки из Сибирского ведомства вскоре были выделены и переданы в Оренбургское. 
   По силе указа 1736 года с прежних пограничных линий были собраны люди «прежних служб» и направлены в Оренбургский край.
Все эти казаки составили в 1748 году по проекту генерал-губернатора Неплюева Оренбургский нерегулярный корпус, или Оренбургское нерегулярное войско, в состав которого вошли:
- Оренбургский 7-сотенный корпус, составленный в 1744 году из казаков Оренбурга и слободы Бердской;
- Казаки Оренбургского ведомства в крепостях по Яику и Самаре;
- Казаки Ставропольского ведомства;
- Казаки Уфимской провинции, в городе Уфе и крепостях Челябинской, Миасской, Чебаркульской и других.
- Казаки Нагайбакского войска.
    Всего более четырёх с половиной тысяч служащих казаков.
  В 1748 году Военная коллегия Сената издала указ об организации Оренбургского иррегулярного войска и о введении института войскового атамана. 
 Первым атаманом  был назначен самарский казак Могутов Василий Иванович. 
   В состав войска включили: самарских, уфимских, алексеевских, исетских каза-ков, ставропольских крещёных калмыков, отдельные команды переселённых яицких, донских и малороссийских казаков и всех зачисленных в казаки служилых дворянских, боярских и бывших пленных людей (инородцев), отставных солдат и офицеров, беглых, пришлых людей, осевших в крепостях Оренбургской линии.
Но уже в 1755 году это число было доведено до шести тысяч казаков, из коих более полутора тысяч состояли на жаловании, а остальные были без жалования.
Для управления этими казаками, была учреждена должность войскового атамана Оренбургского нерегулярного войска. А при нём войсковая канцелярия с войсковым есаулом и писарем. 
   Казаки собственно Оренбургского корпуса, обязанные всегда быть готовыми к походу, получали постоянное жалование, а потому назывались жалованными. 
    Казаки Бердской слободы и крепостей по Яику, Самаре и в городе Уфе коман-дировались на службу в количестве не более трети состава и получали жалование лишь на вооружение и снаряжение, вследствие чего именовались «маложалованными». 
   Прочие же казаки на внешнюю службу командировались только в случае крайней необходимости и только тогда получали содержание, дома же содержали себя полученными земельными угодьями, называясь «безжалованными». 
    Утверждённым 15 мая 1755 года штатом нерегулярных людей Оренбургской губернии образован был в самом Оренбурге Оренбургский казачий корпус в 2 тысячи человек, из которого комплектовался Оренбургский казачий тысячный полк, разделявшийся на 10 рот, из коих одна дворянская и одна калмыцкая. 
  Прочее казачье население Оренбургской губернии выставляло для гарнизонной и линейной службы около  трёх тысяч человек.
     В 1756 году Оренбургским казакам было пожаловано войсковое знамя с надписью «Оренбург», одно знамя тысячному полку с такой же надписью и 10 сотенных значков тому же полку. 
      В 1758 году Оренбургские казаки были по     положению   и   довольствию 
уравнены с Донскими и Уфимскими казаками. 
   В 1763 году войско насчитывало уже свыше 17 тысяч человек мужского населения. Войско несло постоянную службу на Яицкой линии, куда командировалось также значительное число башкир и калмыков. 
    Однако, состав вооруженных сил Оренбургского края, как показал Пугачёвский бунт, оказался недостаточным.  Недостаточным, несмотря на то, что он постепенно усиливался переформированием ландмилиционных полков в пехотные и драгунские полки.
    И далее, с формированием в 1790 году, из тептярей и бобылей Уфимской и Вятской губернии Уфимского казачьего полка и новыми причислениями к Оренбург-скому войску. 
   Так что к 1798 году мужское население Оренбургского войска составляло уже более двадцати тысяч человек.
Пугачёвский бунт и постоянные набеги киргизов, в те годы, сильно расстроили линейную службу казаков. 
  Именно, поэтому  в апреле 1798 года Оренбургское казачье войско получило новое административное устройство, а именно: казачье и инородческое население Оренбургского края было разделено на 24 кантона, во главе которых были поставлены кантонные начальники с их помощниками и писарями.  
Из этих двадцати четырёх кантонов  потом и составили: 2 - Уральское войско, 5 – Оренбургское, 1 – Ставропольское калмыцкое, 11 – Башкирское население, 5 - Мещерякское.
   Из Оренбургских кантонов, образовавших Оренбургское казачье войско:  1-й составился из Исетских казаков. 
2-й из казаков разных наименований, 
3-й из Уфимских, 4-й из собственно Оренбургских, а 5-й из Самарских казаков.    
    Кроме того, был составлен Оренбургский непременный полк из казачьих войск Оренбурга, не причисленных ни к какому кантону.   
  В 1799 году к войску были причислены и ясачные крестьяне и татары Оренбургской губернии. 8 июня 1803 года было утверждено положение об оренбургском казачьем войске в составе 5 кантонов и Оренбургского казачьего тысячного полка, причём войску была впервые установлена форма обмундирования. 
  В 1808 году Оренбургские казаки в гражданском отношении были подчинены местному губернскому начальству.
После Отечественной войны 1812 года, когда на Россию напали французы, среди казаков оказалось несколько тысяч военнопленных армии Наполеона, не желающих потом возвращаться к себе домой во Францию. 
   Впоследствии оренбургские французы и их потомки были приняты в российское подданство и приписанных к Оренбургскому казачьему войску. 
   Например, такова была судьба Дезире д’Андевиля и его сына наказного атамана Уральского казачьего войска Виктора Дандевиля.   
К 12 декабря 1840 года, когда было утверждено новое положение об Оренбургском казачьем войске, оно состояло фактически из 10 казачьих полков и, конно-артиллерийской бригады.  
   12 декабря 1840 года было Высочайше утверждено так долго ожидаемое Положение об Оренбургском казачьем войске.  
    Положением предоставлены были земли по всему протяжению Оренбургской линии от границы Сибири до пределов Уральского     казачьего     войска, часть казённых земель прилинейных уездов, земли Илецкого района, Переволоцкой станицы.   
   Таким образом, войско получило сплошную территорию, внутри которой находилось около десятка деревень частных владельцев и города: Верхнеуральск, Троицк и Челяба. 
   С предоставлением войску сплошного территориального владения оно было изъято из ведения гражданского начальства и получило отдельные специальные органы управления, как военные, так гражданские и судебные.  
   Войско было разделено на два военных округа и на десять полковых, учреждены должности окружных военных начальников и полковых командиров.  
   Общее же управление сосредоточено в лице наказного атамана с учреждением, под непосредственным его начальством, войскового дежурства и при нём комиссии суда. 
   В видах избежания чересполосицы в землях населения в состав Оренбургско-го казачьего войска обращены государственные крестьяне прилинейных уездов Оренбургского, Челябинского и Троицкого.   
   В 1867 году войско уже состояло из пятнадцати конных полков, девяти пеших батальонов и трёх конно-артиллерийских батарей.  
   Из этого числа на постоянной службе должны были находиться пять конных полков, три батальона и две батареи.
В конце этого века на службе состояли 6 казачьих полков, казачий дивизион, 2 отдельных сотни, 3 казачьих батареи. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 года, 6-й и 7-й казачьи полки отличились под Карсом, за что получили знаки отличия на головные уборы. 
В 1881 году шесть сотен наших казаков были в составе Ахаиял-Текинского отряда и участвовали в штурме Геок-Тепе.   
В 1885 году - четыре сотни участвовали в сражении с афганцами в районе Кушки.
  С самого начала, своего создания, Оренбургское казачье войско,  не знало покоя и  передыха от очень активных действий, агрессивно-жестоких наскоков соседних киргиз-кайсацких, башкирских, калмыцких или каракалпакских воинственных племён, которые, несмотря на клятвенные обещания честно служить России и соблюдать мир на 
границе, продолжали заниматься разбойно-воровским промыслом. 
   Поэтому оренбургские казаки, служа на границе, всегда держали порох сухим и всегда были готовы дать достойный отпор любителям лёгкой наживы. 
    Молодые казачата, затаив дыхание, слушали рассказы старшего урядника, не понимая многих слов и действий, но уже гордились тем, что они, родились в семьях, где их родители, братья, деды – казаки, воины, стоящие на службе у Государя Императора и охраняющие страну от врагов. 
 - Помните зайчата, вы казаки, а значит должны с самого детства готовить себя к службе Отечеству и Государю Императору. С самых малых лет! И не забывать Бога, он завсегда поможет! - так обычно заканчивал урядник свой рассказ и, поднявшись со стула, который всегда носил с собой, из-за раненой под Карсом правой ноги, постоянно ноющей на непогоду.
И Василий, по-настоящему готовил себя к действительной службе с самого детства. 
  В двенадцать лет, он, как и многие казачата  станицы, был уже лихим конником: мог скакать во весь опор – намётом, с ходу преодолевая канавы и заборы. 
  Многие из поселковых казачат, конём могли загнать зайца и убить его ударом нагайки. Владели уже шашкой и ружьём и осваивали приемы джигитовки - всё это передавали им отцы и старшие братья. 
  Кроме того, в 18 - 19 лет казачата уже проходили обучение всерьёз под руко-водством опытных казаков. 
   На специально отведённом месте, у  подножья Микишкиной горы, собирались они каждый на своем коне и с оружием в руках. 
  Здесь они совершенствовали боевые приёмы, стреляли в цель на полном скаку, рубили лозу шашкой, верхом преодолевали полосы препятствий, поднимали на скаку с коня предметы с земли, скакали стоя на коне и зависая на стременах у самой земли. 
 Учились на ходу спрыгивать с коня и снова взлетать в седло или перепрыгивать через коня, держась за луку седла и отталкиваясь поочередно ногами, от земли слева и справа от скачущего коня; рубить пламя свечи на подставке и  многому другому, тому, что могло пригодиться на войне.
Учились они вплавь преодолевать с конем реки, ползать по-пластунски, скрадывать часовых, по  следам определять время и направление движения прошедшего противника. 
 С пиками наперевес казачата на конях ходили «лавой» в атаки, поражая пиками камышовые чучела противника, пикой же на ходу учились поражать врага с ходу, метнув пику как копье - словом, учёба  была всерьёз.
Когда наступал день сдачи экзаменов, то их принимал сам атаман и есаулы в присутствии стариков. 
  Самым отличившимся молодым казакам, поселковый атаман вручал богатое оружие, разукрашенные седла, нарядные уздечки. И эти свои первые награды казаки очень ценили и хранили всю жизнь.
Так вырастали целые поколения казаков, готовых к войне.
  Больше всего в казачьей среде из государственных наград почитались Георгиев-ский крест (знак отличия военного ордена) и Георгиевская медаль.
 Ещё 13 февраля 1807 года, для поощрения «храбрости и мужества» солдат и унтер-офицеров, был  учреждён знак отличия Военного ордена – серебряный крест на Георгиевской ленте.
 До окончания Крымской войны 1853-1856 года, знак отличия Военного ордена, не имел степени.
В 1856 году по новому статуту было утверждено четыре степени знака отличия Военного ордена: первая и вторая – золотые кресты, третья и четвёртая - се-ребряные.
 Первая и третья степени дополнялись бантом из Георгиевской ленты.
Награды производились постепенно, третью степень мог получить только тот, кто награждён ранее четвёртой сте-пенью, и так далее.
Степень награды стала выбиваться на обратной стороне вместе с её номером.
Каждому награждённому Георгиевским крестом назначались со дня совершения подвига, ежегодная денежная выдача: по 4-й степени – 36 рублей, по 3-й – 60 рублей, по 2-й – 96 рублей, и по 1-й – 120 рублей.
В 1878 году началось награждение медалью «За храбрость», носимой на Георгиевской ленте.
 По статуту 1913 года, медаль включалась в     Георгиевский статут, причислялась к ордену Святого Георгия и получала название «Георгиевской».
Сохранялись также четыре степени этой медали: первая и вторая – золотые, третья и четвёртая – серебряные.
Георгиевская медаль была установлена «для пожалования нижних воинских чинов, за проявленные ими в военное или мирное время подвиги мужества и храбрости».
 Каждому удостоенному этой медали, совершалась ежегодная денежная выплата: по 4-й степени – 12 рублей, по    3-й – 18 рублей, по 2-й – 24 рубля, и по 1-й – 36 рублей.
Ношение серьги в ухе казака - своеобразный оберег. Так, серьга в правом ухе говорила о том, что казак последний в роду, где кроме него нет наследников по мужской линии.
Серьга в левом ухе – означала, что он единственный сын у матери.
Две серьги – единственный ребёнок у родителей.
 Василий, обращал внимание, что перед атакой, командир их сотни, приподнявшись в седле, всегда осматривал строй и подавал команду:
 «С серьгами, в коноводы!!»
Тем самым сберегались жизнь казакам, и оставлялась надежда родителям дождаться с войны сына.      

Категория: Рассказы. | Добавил: catta (18.05.2018)
Просмотров: 34 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если вы являетесь правообладателем произведения и не желаете чтобы оно было опубликовано , пишите нам Обратная связь, и мы его обязательно удалим.
Copyright MyCorp © 2018