Воскресенье, 16.12.2018, 01:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Стихи русских и зарубежных поэтов | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Карта сайта [0]
прикольные поздравления [73]
Стихи подруге [100]
Стихи мужчине [110]
Детские стихи [120]
Популярные стихи [1427]
Стихи про любовь. [6]
Стихи о собаках [0]
Короткий рассказ. [2]
Мастера короткого рассказа.
Рассказы. [7]
Повести. [15]
Романы. [18]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Главная » Статьи » Повести.

Земляника на качелях. 3

Уже подойдя к самой двери Теи, я подумал, что, наверно, ужасно выгляжу: я ж и в грязи повалялся, и об ветки исцарапался, и несёт от меня потом и мусором из того угла, в котором я спрятался.
Но желание помириться оказалось сильнее.

Я нажал на кнопку звонка. Прошло несколько секунд и передо мной с растрепавшимся пучком немного вьющихся белокурых волос, в домашнем розовом халате, показалась миссис Клэр. Она улыбалась, будто только что кто-то пошутил, рассмешив её. Натолкнувшись взглядом на меня, она шагнула назад, испуганно ахнув. На пару секунд я потерял дар речи. 

Обещал же себе больше ни разу её не видеть, и ведь долбанных три месяца прошло уже, всё забылось, как страшный нелепый сон, и Тея ничего не спрашивала и ничего не говорила, и вот опять. Как в омут с головой.

– Господи, что это с тобой приключилось!? 

Не понятно было, узнала она меня или нет, но испуг на её лице сменился искренней тревогой. 
Она распахнула дверь шире, приглашая меня войти, но я никак не мог побороть желание бежать со всех ног прочь подальше от этой … женщины, а потому словно прирос ногами к крыльцу. 

– Кто там? – Послышался голос Джейкоба с кухни. 

– Друг Теи! – Она схватила меня за предплечье, втаскивая в дом.

Помнит всё-таки. Удивительно.

– Что случилось? Эй… – она пыталась заглянуть мне в лицо, взволнованно хмурясь и закусывая губу, а я отворачивался, чувствуя, как заливает краской лицо. От меня наверное просто невыносимо воняет!

В коридор вышел Джейкоб с половиной яблока. 

– Ты что упал в канаву? – Усмехнувшись, спросил он, окинув меня беглым взглядом. – Или в канализацию?

Мы успели неплохо подружиться с ним со дня первой встречи, ведь хоть я и избегал встречи с Клэр, со всей остальной семьёй я виделся почти каждый день. Даже стыдно, что маму с папой я видел реже, чем мистера Оливера и братьев Теи. 

Клэр бросила на сына недовольный взгляд.

– Несмешно, Джейкоб. Совсем несмешно. Принеси мне лучше перекись водорода.

Джейкоб фыркнул, задушив смешок, подмигнул моему испуганному лицу и пошёл обратно на кухню. 

– Не надо никакой перекиси. Я в порядке. Мне нужно поговорить с Теей. – Я попытался улизнуть от миссис Клэр, но она вцепилась в мои плечи мёртвой хваткой, и отвернуться от неё уже не было никакой возможности.

Впервые её лицо было так близко к моему, и я, сдавшись на волю судьбы, взглянул ей прямо в глаза. Ничего страшного, к моему огромному удивлению, не произошло, потому что покраснеть ещё больше я просто физически не мог, а частое дыхание можно было списать на бег.

– Так, давай снимай ботинки, – сказала мне Клэр через несколько секунд гляделок, наконец, выпустив меня, и я подчинился.

Стянула с меня куртку и шапку. Джейкоб принёс перекись.

– Пойдём в ванную… Нильс, да? 

– Мне нужно поговорить с Теей. – Я сам удивился, как решительно прозвучал мой голос. 

Джей удивлённо вскинул брови. 

– Так это ты ей настроение испортил? 

– Испортил? – Я шагнул к нему, на несколько мгновений даже забыв про Клэр. – Она у себя? С ней всё хорошо? 

– Вы что ж это… поссорились? – Джейкоб недоверчиво смотрел на меня.

– Кто это там поссорился? – С кухни вышел Лука.

– Так всё, все разговоры после, сейчас мне нужно…

Лука перебил свою мать, радостно вскрикнув и безумно напомнив  Кая.

– Серьёзно? Я ж говорил, Джей! Гони бабки! – Он даже хлопнул в ладоши от переполнившего его счастья. 

Джейкоб закатил глаза.

– Вы что, поспорили, поссоримся мы или нет? 

– В ближайшие полгода. – Лука самодовольно ухмыльнулся. – Джей у нас романтик, так в вас верил. 

– Лука! – Клэр рассерженно всплеснула руками. – Да, что ж это такое? Как можно на такие вещи спорить? И даже при матери не постыдились, а!

Лука закатил глаза.

– Да, ладно тебе, мам, ничего такого…

Я заметил краем глаза какое-то шевеление наверху и поднял глаза. Замерев у верхней ступеньки и сощурившись, за нами внимательно наблюдала Тея. Столкнувшись с ней взглядами, я почти вздрогнул. Она смотрела на меня как на чужого, с неприязнью и злостью, почти как в тот день в луна-парке смотрела на Алекса. Меня прошиб холодный пот. 
Я дёрнулся, оттолкнул плечом Джея и побежал к ней по ступенькам. Она не шелохнулась: так и смотрела снизу вверх. Когда я был в метре от неё, она нахмурилась, раздула ноздри и шагнула назад. Я уже успел позабыть, что от меня воняет.  

– Чего припёрся? – Тихо спросила она, окидывая меня с ног до головы холодным взглядом. Ещё больше нахмурилась. Может, мне и показалось, но у неё в глазах промелькнуло что-то близкое к испугу. 

– Куда это ты вляпался? – Медленно поинтересовалась она.

 Неожиданно шагнула ближе и, больно схватив за подбородок, заставила повернуться к ней правой скулой. Провела пальцами по щеке, слегка нажимая короткими ногтями. Я вздрогнул: было больно.

– Ну, чего молчишь? Забыл заготовленную речь? – Издала какой-то неестественный слабый смешок она и взглянула мне прямо в глаза. 

Я сжал зубы.

– Чего ты от меня слиняла? – Когда я бежал сюда, я хотел сказать совсем не это, оно как-то само вырвалось, и я с испугу даже зажмурился, боясь увидеть её реакцию.

Она тихо фыркнула, затем громче, а через пару секунд уже во всю хохотала. 

Я растерянно смотрел на неё, не в силах сдержать растягивающую губы улыбку. 

– Извиняться ты не умеешь. И наезд у тебя тоже слабенький какой-то. Всему тебя учить надо, – отсмеявшись сказала она и ударила меня по плечу. 

– Так ты говорить, где так вымазался и рожу подправил, будешь? 

– Тея, следи за языком!

Мы оба подпрыгнули и глянули вниз: миссис Клэр, Джейкоб и Лука всё ещё стояли внизу. Как долго они там молчат и наблюдают за нами, мы понятия не имели, и оба как-то смущённо переглянулись, будто совершили что-то криминальное. 

Мы спустились. Тея забрала у мачехи многострадальную перекись, и мы, провожаемые непонятными взглядами, отправились в ванную.

– Мы ж вроде ничего такого не говорили, чего они так смотрят? – Тихо спросил я, закрывая крышку унитаза и усаживаясь сверху.

Тея пожала плечами. Вынула из шкафчика ватный диск, смочила перекисью и подошла ко мне.

– Эй, ты чего? Я сам, - я попытался выдернуть у неё из пальцев ватку, но она дёрнула рукой и приказала сидеть.
Я повиновался.

Она склонилась над моим лицом и, еле касаясь, принялась водить ваткой по царапинам. Чуть-чуть защипало. Я зажмурился, чтобы не затекло со лба, на котором тоже откуда-то взялись царапины.

– Банда Корика напала. Я и забыл про них совсем, а они откуда ни возьмись как выпрыгнут и вот… –  Я вдруг подумал, что вёл себя совсем не храбро, и рассказывать об этом даже стыдно. Вспомнил, как улепётывал от них по парку, а потом и по улицам, и стиснул кулаки. Чёрт.  

– Чего ты? – Тея внимательно сощурилась. 

– Ничего. – Поспешно сказал я.

– Чего как каменный стал. Ты мне что-то не договариваешь. Ну, напали, а дальше что?

Я облизал губы.

– Да, неважно это всё. 

Я мягко отвёл её руку, вскочил с унитаза, подошёл к раковине, взглянул мельком на своё разукрашенное тонкими длинными царапинами лицо и принялся усердно намыливать руки, отмывая их от земли и грязи, забившихся глубоко под ногти. Тея стояла позади, нервируя своим дотошным взглядом. 

– Ну, что ты? Мир? – Не выдержав, обернулся к ней я. 

– Они над тобой издевались что ли? – Тихо спросила Тея. 

– Нет, нет, конечно. С чего ты это взяла?

– От тебя воняет как из мусорного ведра, они тебя в мусорку головой запихнули что ли? 

Эта её дотошность и пристальный взгляд меня жутко раздражали и, удержавшись, выплюнул: 

– Да я это сам, чуть в мусорку не забрался, чтобы они меня не достали!

– Ты… сам? – Тея смотрела на меня во все глаза, и мне показалось, что она сейчас уйдёт хлопнув дверью, и скажет, что я трус, ну или что-то в этом роде, а она задрожала всем телом и прыснула. Расхохоталась как ненормальная, до слёз в глазах.

– Что смешного? – Мне действительно вовсе не было смешно. Было до жуткого обидно, и не то, что смеяться, даже улыбаться не хотелось, как не был заразен её смех. 

– Да… нет….ничего….Я просто представила, как ты…. – она пыталась сказать что-то сквозь смех, но я не выдержал и пулей вылетел из ванной. 

Смешно ей видите ли. 

– Стой, Нильс, стой! – Она выбежала вслед за мной. – Да не дуйся ты, я не со зла. Хочешь, вместе в мусорку залезем? Там мягко, а? 

Я оглянулся. 

– Тебя вырвет раз сто, перед тем, как ты в неё залезешь, а так давай, я поддержу. Даже сфоткать могу. 

 – Фоткать не вздумай! Слышишь, не вздумай!? – Она пригрозила мне кулаком. 

– Так что там мягко? – Спустя минуту уже вполне серьёзным тоном спросила она.

– Не знаю, не бывал.

– Так ты ж сказал, что…

– Я сказал «чуть», Тея, «чуть не залез»! Это ты себе там уже что-то напридумывала.

– Ах, чуть? А что зассал? Или тебя это… того? – Она приложила к высунутому языку два пальца. 

– Нет, – я передёрнул плечами. – Нет. Я так, рядом посидел. Мне лезть было необязательно.

Злость прошла. Когда Тея была в таком настроении, злиться на неё не получалось. 
Она вновь непонятно над чем хохотнула. С кухни вышел Лука. 

– О, голубки окончательно помирились? 

– Заткнись, придурок! – Беззлобно крикнула ему Тея.

Я уже надел кроссовки и теперь никак не мог найти шапку с курткой. 

– Мама, по-моему, твои вещи постирать решила. – Ответил на мой немой вопрос непонятно откуда тут же взявшийся Джей. 

– Как постирать? А как же я пойду домой? 

– Да ты у нас оставайся. Мы тебе только рады будем, а Тея…

– Ой, давай без пошлятины, а? – Тея бросила на Луку гневный взгляд.

– Ой, какие мы хорошенькие, когда рядом наш милый расчудесный Нильс, а вот когда его рядом нет… – Узнать, что же происходит тогда, мне было, видимо, не суждено, потому что Джей хорошенько треснул Луку по шее, он рассвирепел, и они с громкими криками убежали вверх по лестнице, издавая шум не меньший, чем стадо слонопотамов. 

– Не слушай его, он чушь всякую порет… - Сказала Тея, но я с любопытством заметил, как расслабились её плечи, как только братья скрылись наверху.  

– Так что мне делать-то? У меня мама там, наверное, уже с ума сошла. 

– Возьми куртку Луки. Вот на, – она подала мне тёплую и очень клёвую кожанку, на которую я всё время с белой завистью посматривал. Она повисла на мне мешком, но я всё равно чувствовал себя мегакрутым. На секунду всё-таки закралось сомнение.

– А он меня потом не убьёт?

– Не убьёт, не ссы, – Тея ухмыльнулась и хлопнула меня по спине. – Всё вали, пока он не пришёл. 

– Спасибо, до завтра, – я хлопнул её по плечу и выбежал на прохладный сырой воздух.

На душе было спокойно и легко. К Рику я решил наведаться уже завтра. 

Было, наверное, около десяти, и я припустил к дому бегом по длинной дороге. 


Глава 6

Четыре года спустя

Кто бы мог подумать, что после свидания с первой красавицей школы, единственное, чего мне будет хотеться – это растянуться на кровати и облегчённо выдохнуть. 
Виски неприятно покалывало. Было жутко обидно, и хотелось что-нибудь разбить. 

Что со мной не так, а? Любой другой парень на моём месте, наверное, уже был бы на седьмом небе от счастья от одной возможности положить руку ей на талию, а то и куда-нибудь пониже, прижаться в крепком объятии к её стройному красивому телу, прикоснуться губами к её губам, провести целый день в её обществе… 
Меня одно её присутствие начало раздражать спустя полчаса нашей встречи. 
От сладкого аромата духов заболела голова, после трёх поцелуев начало подташнивать, словно я съел долбанную помаду, которой она пользуется, целиком, постоянные навязчивые прикосновения раздражали, а полное отсутствие у нас общих интересов, и неловкие паузы после каждого её глупого комментария сделали это свидание просто невыносимым.

Я закрыл глаза, собираясь немного вздремнуть, когда зазвонил телефон.
На экране высветилось «Тея». Я снял трубку.

– Привет, как твои успехи? Я не отвлекаю тебя от чего-нибудь важного?

– Разве только от разглядывания потолка…

– Отшила что ли?! – Последовало изумлённое восклицание после непродолжительной паузы.

– Скорее я.

В трубке зазвучал хриплый смех. 

– Смотри вены себе там не режь, я сейчас прибегу, – и послышались короткие гудки.

«Не поверила», – отстранённо подумал я, крутя телефон в руках. И что мне ей говорить? Выслушивать шутки про импотенцию и пидорство не хотелось бы. 

Через пятнадцать минут послышался топот ног на лестнице, а через пару секунд подруга ворвалась в комнату и бесцеремонно завалилась рядом со мной на кровать. 

– Даже не плачешь? – Свесившись надо мной, спросила она, пристально разглядывая моё лицо, и хмыкнула. – Мальчик вырос.

– Да, иди ты. – Я толкнул её в плечо и сел.

– Куда на этот раз?

– Куда-нибудь, где тебя научат говорить без иронии, сарказма и несмешных шуток.

– Боюсь тебя расстроить, Нильс, но такого места не существует.

– Будто бы ты искала.

Тея села рядом со мной, откинувшись на спинку кровати.

– Ты поделишься со мной историей своей несчастливой любви, или я зря пришла?

– Мне не понравилось.

– Когда тебя отшивают?

– Аманда.

– Да ну? Ты тащился от неё с тех пор, как мы с тобой познакомились.

– Она пришла в школу…

– Ладно, ладно, чуточку позже, чем мы с тобой познакомились.

– Ну, один на один с ней… не очень.

– Не очень? – Тея, усмехнувшись, пристально на меня посмотрела, а потом сжала губы, явно пытаясь сдержать смех.

– Что? – Мне не понравилось выражение её лица.

– Нильс, я твой друг. Ты честно можешь мне сказать.

– Я и так честно тебе говорю. Что ты там напридумывала?

Тея хохотнула, прикрыв рот рукой и подавшись вперёд.

– Чёрт, кто бы мог подумать… Такой красавчик, как ты и… – Сквозь смех проговорила она.

– И? И что, Тея?

– У тебя не получилось, да? – Она украдкой на меня взглянула и снова прыснула.

– Тея!

Этого-то я и боялся. Я вскочил на колени и схватил её за плечи, заставляя посмотреть прямо мне в лицо.

– Тея, у нас ничего не было!

– Это-то я уже поняла.

– Да, у нас вообще ничего не было! Мы гуляли и целовались, всё! Она мне просто не понравилась, ясно?!

Тея внимательно вгляделась в моё лицо. 

– Серьёзно, что ли?

– Абсолютно.

– Ты что взаправду отшил эту… эту Аманду?

– Да.

– Ну, ты даёшь…

Тея взлохматила мне чёлку и усмехнулась. 

– Мой ученик.

Почему это я её ученик, хоть она, насколько мне известно, парня ещё ни разу не отшивала (тем более что и отшивать особо было некого), я спрашивать не стал: ещё обидится. 

– Теперь за тобой ещё больше девчонок ухлёстывать будет, – задумчиво сказала Тея.

– Это почему?

– Потому что ты такой недоступный и самовлюблённый, что отшил главную красавицу школы. Девчонки себе наверняка ещё напридумывают, что тебе главное не фигура и внешность, а внутренняя красота, или ещё что-нибудь в этом роде.

– Ну, я теперь понял, что хоть немного мозгов не помешает.

Тея пристально на меня посмотрела и встала с кровати. 

– Чего делать будем? – Спросил я.

– Не знаю… Пойдём может мороженки купим?

– Холодно.

– Всего лишь октябрь, вот наступит Новый год, тогда и будешь жаловаться.

– Ладно, пойдём.

– Мне ещё Дэстинелю нужно корм купить.

Мы вышли из дома и побрели нашим проторенным маршрутом: вдоль заброшенного луна-парка к перекрестку главных дорог, а там свернули на нашу любимую улицу и медленно поплелись мимо кофейных, булочных и милых уютных магазинчиков. 
Тея, несмотря на всю её дерзость, смелые шуточки, короткую стрижку, несмотря на всё, за что девчонки её обзывали пацанкой или лесбой, была влюблена во всю эту чисто девчачью мишуру и романтику. А я что? Мне не сложно, мне всё равно, где идти, а здесь и пожрать вкусно можно. 

– Смотри, они снова оформу поменяли! – Восторженно воскликнула Тея, выдыхая облачко пара. 

Мы остановились у витрины безумно дорогой кафешки со всякими десертами, в которую заходили всего пару раз и выходили, не потратив и цента: слишком дорого, нам такое не зубам. Тея не расстраивалась и привыкла смотреть сквозь стекло. На еду ей было начихать, она была в немом восторге от оформления. Я, которому обычно на всё это до лампочки, не мог не согласиться, что дизайн у них что надо. И менялся постоянно, никогда не устанешь удивляться.
Остановка у витрины была уже нашей своеобразной традицией: пройти мимо, не остановившись хоть на пару минут, как бы сильно мы куда-то не спешили, было невозможно. 

– Смотри, они к Хэллоуину готовятся. 

– Чёрт! Скоро Хэллоуин? 

Тея посмотрела на меня как на чумного.

– Ты откуда прилетел, чувак? Или может, травка? Поделишься? 

– Я реально забыл! У нас же наверняка этот долбаный бал, а я никого ещё не пригласил!

– Нильс, костюм! Ты что, забыл про костюм?

Тея даже приоткрыла рот.

– Да костюм я всегда за полчаса до выхода мастерю. Вылил кетчуп на белую рубашку и пошёл, а вот танцевать хотелось бы не со шваброй, знаешь ли!

Тея закатила глаза.

– Вечно ты только об одном думаешь! У тебя, по-моему, лет с четырнадцати мозг высох, и за всё теперь член отвечает!

– Да, причём тут мой член? – В порыве эмоций я забыл, что мы на улице, и пара любопытных обернулась на мой возглас, явно требуя продолжения. 

Я понизил голос.

– Просто мне как бы весь вечер с какой-то левой бабой придётся быть, хотелось бы, чтоб она его не испортила!

– Не испортила, это значит, дала? – Приняв безумно серьёзный вид, спросила Тея, наклонившись почти к самому моему носу. 

– Да почему сразу дала! Если ты забыла, я почти девственник! 

– Почти девственников не бывает, Нильс. Или ты имеешь в виду… – она наигранно распахнула глаза и прикрыла рот ладошкой, явно подумав о чём-то, что мне точно не понравится, при этом еле сдерживая уже искрящийся в глазах смех. 

– Не понял, – напряженно признался я. Иногда её шутки действительно были трудны даже для меня, хотя, кажется, кто её лучше знает?

– Ну, у представителей мужского пола есть передняя часть и есть зад и …

– Фу, Тея! Господи ж ты, боже мой! Я же просил тебя не шутить на эти темы!

– Ты имеешь что-то против гомосексуальных отношений? – Она сощурилась, готовясь принять роль возмущённой защитницы прав ЛГБТ сообщества.
Она любила так прикалываться.

– Нет, ничего я против них не имею. Я просто к ним не отношусь, и меня, если честно, эти твои шутки жуть как коробят.

– Какая у тебя всё-таки тонкая душевная организация!

Она улыбнулась, спрятала прядь моей чёлки обратно под шапку и пошагала дальше. Я выдохнул. Пару минут мы шли молча, шурша опавшими листьями под подошвами ботинок. 

– А тебя уже кто-нибудь пригласил? – Всё-таки спросил я.

Тея мельком взглянула на меня.

– Конечно, нет. Я же как раз играю роль, как ты выразился, швабры, а кто захочет провести – о боже, целый вечер! – со шваброй! – Она широко улыбалась, говорила громко и будто бы совсем не парилась, но я видел, что всё это наиграно. 

Тея научилась врать и скрывать свои чувства даже от меня, чего ещё пару лет назад ни за что бы не стала делать, что меня расстраивало и злило.

– Тея, прекрати! Никто не считает тебя шваброй. Мы с тобой это уже кучу раз обсуждали.

– Жалко, что мы в разных школах. – Коротко бросила она, не желая развивать прошлую тему. Это было её слабое место. 

Я забросил руку ей на шею, притягивая к себе. Я был теперь выше на полголовы, и ей было удобно класть щёку на моё плечо. 

Мы снова замолчали, но это не было нам в тягость. Мы просто наслаждались приятным октябрьским днём: небо было серое, но сквозь полотно туч всё равно просвечивали лучи солнца, свежее дыхание ветра обдувало лицо и играло тонкими ветвями полуголых деревьев; прохожих было мало, хоть и стоял разгар воскресенья. 

– О чём думаешь? – Прервала мои размышления Тея.

– О погоде.

– Да ну тебя. – Она убрала голову с моего плеча. 

– Я серьёзно. Чудесный день.

– Романтик чёртов, – фыркнула Тея, но улыбнулась. 

– Пойдём лучше за кормом. 

– Ну, давай.

Мы зашли в маленький супермаркет. Тея зависла в отделе еды для домашних животных, а я ошивался рядом, считая клеточки на кафельном полу и неожиданно в кого-то врезался. 

– Ой, простите. – Я отпрыгнул назад и поднял голову. 

Передо мной стояла очень симпатичная девушка в светлом кремовом пальто, невысоких нежно-розовых сапожках с выбивающейся из-под берета волнистой прядью светлых волос. Чем-то она мне неуловимо напомнила мачеху Теи, которую я уже года два как не видел, только много моложе. 

– Ничего страшного, – она улыбнулась, и я вдруг вспомнил, что видел её пару раз в нашей школе на прошлой неделе. 

Не знаю, что управляло мною в тот момент, но я вдруг представился:

– Нильс из школы на Тауэнской. Я тебя видел пару раз, ты новенькая, да?

Она явно удивилась моему внезапному желанию поговорить, но неуверенно улыбнулась и кивнула.

– Мы вместе ходим с тобой на литературу. Я Меган. 

Значит, она даже помнит, где мы пересекались. Я ей тоже понравился. 
Никогда ещё я не принимал решения так быстро.

– У тебя уже есть пара на Хэллоуинский бал, Мегги? 

Скажи «нет», скажи «нет». Я был готов даже скрестить пальцы за спиной, так мне вдруг захотелось видеть именно её в роли моей спутницы на бал.

– Нет… – Пролепетала она, мило залившись краской. 

– Я понимаю, что это немного неожиданно и не совсем подходящее место для такого предложения, но… ты не хочешь пойти со мной?

Она смотрела на меня, широко распахнув глаза и, кажется, не верила в происходящее. Неужели я настолько крут?

– Дда, – в конце концов ответила она и уже увереннее повторила. – Да, конечно.

– Прекрасно. Можешь мне дать свой номер, чтоб мы договорились, где встретимся?

Я подал ей свой телефон. Её пальцы запрыгали по сенсору. Я наблюдал за ней, уже представляя, как мы танцуем, когда откуда-то сбоку послышались отборные ругательства, которые могла придумать только одна моя знакомая, и оглушительный грохот. Я взволнованно обернулся. Что она там опять натворила?

Меган вернула мне мой телефон. 

– До встречи. Прости, что не могу прогуляться сейчас с тобой, нужно спасать друга из беды. – Я виновато улыбнулся, мотнув головой в сторону источника шума.
Меган улыбнулась, сказала, что ничего страшного и будет ждать моего звонка, и исчезла в очереди на кассу. 

Я же отправился спасать Тею. 


Я нашёл её, склонившейся над упавшим стеллажом с разбросанными во все стороны пакетами собачьего корма. Одновременно со мной с другой стороны подошёл молодой парень из обслуживающего персонала со смешным, почти комическим выражением удивления на прыщавом лице. 

– Это вы как умудрились…? – Растерянно оглядываясь кругом, всё-таки спросил он.

– Неправильные вопросы ты задаёшь! – Тея возмущённо взглянула на него. – Скажите лучше, что за двоечники у вас стеллажи проектируют или какие горе-инженеры на них пятикилограммовые мешки корма расставляют! Чудо ещё, что я успела отскочить, а то бы раскапывал ты сейчас мой труп под этими мешками. 

Она заметила меня.

– Ну лёгок на помине! Все клеточки пересчитать успел? 

Я ухмыльнулся и, не удержавшись, сказал:

– И не только.

Тея приподняла брови, но не успела ничего спросить, как парень позади неё немного пришёл в себя и тронул её за плечо.

– Извините, конечно, но Вам придётся заплатить за порчу имущества.

– Какую нахрен порчу имущества? – Тея негодовала. – Единственное, что пострадало, – это моя психика. Может ты хотел сказать что-то про плату за моральный ущерб клиенту? 

Мне даже стало немного жаль паренька, растерявшего все слова под её рассерженными взглядами. 
Он склонился над стеллажом.

– Нет, ну как же…Вы ведь его уронили…

– Во-первых, упал он сам, я и его и пальцем не тронула. А во-вторых, на нём ни одной царапинки, я уже посмотрела. Так что разбирайтесь дальше без меня, пожалуйста, удачи!

Она подхватила небольшой пакетик кошачьего корма с пола у своих ног и направилась к кассе. Я последовал за ней.

– Ну, ты даёшь…

Тея метнула на меня испепеляющий взгляд, и я решил помалкивать, пока буря не уляжется. 
– Ну, чё ты там без меня натворил? – Наконец спросила она, уже на улице.

– Я нашёл себе пару на Хэллоуинский бал.

Тея недоверчиво взглянула на меня.

– Когда успел?

– Я в неё врезался, она показалась мне хорошенькой, потом вспомнил, что из нашей школы, ну и вот…–  я развёл руками и, гордо ухмыльнувшись, взглянул на Тею.

Она закатила глаза.

– Ловелас хренов.

Через минуту спросила:

– Что не швабра?

– Очень милая, – честно признался я, внимательно следя за её лицом. 

– Что ж, рада за тебя.

Рада она не была, хоть и выдавила из себя улыбку. Мысль о собственной паре, вернее об её отсутствии, Тею явно волновала.
Я обнял её за талию, притягивая к себе.

– Не волнуйся, и ты себе принца найдёшь.

– Ну, во-первых, никакой принц мне не нужен, – она сбросила мою руку, – а во-вторых, найти я может и найду, да только какая разница, если пригласить всё равно не могу.

– Почему не можешь? 

– Потому что в моей долбанной старомодной школе девочки мальчиков приглашать не могут, это, видишь ли, неправильно и вообще дурной тон, – она скривилась. 

Я растерянно на неё смотрел.
 
– Кто эту чушь придумал вообще?

– Наша многоуважаемая директриса. 

– И что все девчонки поголовно ждут, пока их пригласят? Ни одна не решилась нарушить эту хренотень и сделать первый шаг? 

Тея поджала губы, взглянув на меня, но быстро отвела взгляд. Коротко бросила:

– Я попробовала, но не срослось.

Я вопросительно смотрел на неё. Чего там могло не срастись? 

– Чего вылупился? – Она насупилась, неохотно отрывисто поясняя. – Отшили меня. Громко отшили. Теперь ни одна, я думаю, не решится из-за некоторых…– она выматерилась и сжалась, спрятав ладони в карманах куртки. 

Ветер будто стал холоднее, и я поёжился.
Представлять, как Тею отшивают на глазах у кучи людей, не хотелось. Стало жутко обидно за неё и захотелось врезать тем козлам, которые посмели это сделать. Всё это было как-то неправильно. Тея всегда добивалась своего, была сильной и независимой, она была моим примером, человеком, на которого можно равняться. Её не могли отшить.
Я взглянул на неё.
Она шла сгорбившись, не глядя по сторонам и пиная носками ботинок мёртвые листья. 

– А кого ты хотела пригласить, если не секрет? – Решился спросить я.

– Это неважно. – Глухо ответила она, нервно дёрнув плечом. 

– Как хочешь. Но я мог бы его побить, если б ты сказала имя, – небрежно предложил я.

Она коротко улыбнулась, мазнув по мне благодарным взглядом.

– Спасибо, Нильс, но он того не стоит.

Иногда её гордость казалась мне альтруизмом. 

Я всё-таки притянул её к себе, крепко сжав за плечо и не давая вырваться. Затем остановился, повернувшись всем корпусом к ней, и обнял. 

– Сентиментальность из всех дыр так и прёт, –  прошипела она через минуту, и я услышал в наигранно недовольном тоне улыбку. 



 

Категория: Повести. | Добавил: catta (18.04.2018)
Просмотров: 48 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если вы являетесь правообладателем произведения и не желаете чтобы оно было опубликовано , пишите нам Обратная связь, и мы его обязательно удалим.
Copyright MyCorp © 2018