Воскресенье, 16.12.2018, 01:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Стихи русских и зарубежных поэтов | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Карта сайта [0]
прикольные поздравления [73]
Стихи подруге [100]
Стихи мужчине [110]
Детские стихи [120]
Популярные стихи [1427]
Стихи про любовь. [6]
Стихи о собаках [0]
Короткий рассказ. [2]
Мастера короткого рассказа.
Рассказы. [7]
Повести. [15]
Романы. [18]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Главная » Статьи » Повести.

Ледяная планета. Фантастическая повесть. Глава 1

  Мечтам человечества покорить другие миры не суждено было стать реальностью. Катастрофа, равной которой не было миллиарды лет, уничтожила Земную цивилизацию.
Последовали тысячелетия отчаянной борьбы за выживание в изменившемся климате планеты, превратившейся в ледяной шар.       
                                 
                                                                                                                                      
                    
                                                                                                                                                                                                                     
           Памятка экипажу грузового буера.    

1. Отклонение от трека приведет к потере груза.
2. При нападении  пиратов следует отдать груз, чтобы сохранить жизнь экипажу.
3. При нападении крыс-зверей следует немедленно спасаться бегством, так как экипажу, в любом случае грозит смерть. 


            -   Они поскромничали,  не указав, что в последнем случае люди будут съедены заживо, - заметил Дим,  отрываясь от созерцания памятки.    
             На вид ему можно было дать лет тридцать, тридцать пять, но люди на ледяной планете старели быстро, и поэтому точный возраст можно было определить,  лишь заглянув в метрику.  Волевой подбородок и тонкие, поджатые губы свидетельствовали о твердом характере их обладателя. В то же время мечтательное выражение голубых глаз говорило о том, что молодой человек не был лишен некоторого романтизма. Он был одет в короткую куртку из шкуры яка – единственного выжившего после катастрофы животного  –  и  сапоги,  из того же материала.  За брюки,  сшитые на заказ из дорогой ткани, ему пришлось выложить два охотничьих ножа и кремень.  Это была неслыханная сделка и Бывалый – капитан буера – долго выговаривал своему помощнику  за его расточительность.  
          -  Ты бы лучше чаще посматривал на трек.  Не  дай лед,  слетим в поле и тогда не сносить нам головы! – крикнул Бывалый. 
          Он был намного старше своего пилота.  Одет капитан был  так же, как Дим, но свои штаны он не купил, а нашел два года назад, возле заброшенного трека, после страшной бури. Скорость ветра тогда достигла почти ста километров в час. Экипаж едва успел убрать паруса, как буер начало подбрасывать и мотать из стороны в сторону, словно льдинку.  Когда ураган стих, усталые пилоты смогли, наконец,  посмотреть, куда их занесло. К великой радости, они оказались на  краю старого трека, помеченного красными колышками.  Возле одного из них что-то чернело. Приказав пилоту оставаться на месте, Бывалый осторожно  приблизился к загадочному предмету, которым оказался человек, наполовину съеденный крысами – людьми. Нетронутыми остались только ноги, одетые в черные штаны из дорогой ткани. Бывалый так и не узнал, кем был мертвец,  но вот уже два года продолжал носить его штаны и благодарил лед за такую редкую удачу. 
          Утерев морщинистое лицо, капитан с удивлением отметил, что на его ладони остались мелкие  капельки влаги.  Раньше он ничего подобного встречал. 
          -  Интересно, что бы это значило? – пробормотал себе под нос он.
          - Ты о чем? – поинтересовался Дим,  увидев,  с каким вниманием Бывалый рассматривает свою ладонь. -  Не заболел? 
          -  Что ты, что ты! - капитан замахал на него руками.  
          Из-за холодного климата большинство опасных болезней,  некогда опустошавших целые страны, исчезли и были известны лишь из немногих уцелевших медицинских книг. Но какие-то вредные возбудители заболеваний все же ухитрились приспособиться к жизни в условиях вечной зимы.   
          -  Чего же ты  уставился на свою руку, будто видишь ее в первый раз? 
          -  Ты не понимаешь. - Бывалый показал ладонь. – Видишь, какая она мокрая?
   Дим потрогал ладонь. 
          -  И что с того? 
          -   Я живу уже пятьдесят лет, и ни разу не замечал, чтобы  пот, не замерзая, катился по лицу, - озабоченно сказал капитан. – Когда я был ребенком, мы жили в ледяной избе и круглый год кутались в ячьи шкуры. Теперь ни на одной станции не осталось таких изб. Почему, я спрашиваю, перестали строить дома изо льда? Ведь  такие дома строили мои деды и прадеды. Не потому, ли что они стали таять, как колотый лед в очаге? 
          Дим  не стал отвечать, так как  хорошо знал своего капитана. Стоило тому сесть на любимого конька, и он готов был заморочить собеседнику голову своими небылицами о том, что весь лед скоро должен растаять и тогда людям придется  приспосабливаться к жизни  на воде. Пилот молча вышел из кабины и полез на мачту, чтобы посмотреть, не появятся ли огни  станции.  
           Приблизительно за триста лет до описываемых событий человечеству, хоть и с трудом, но все-таки удалось воссоздать оборудование для производства электричества. Его источником стал ветер, недостатка в котором на голой планете, покрытой толстой ледяной коркой никогда не было. Согласно инструкции об эксплуатации станций все они должны были иметь наружное освещение для того, чтобы экипажи буеров могли их заметить и не проскочили ненароком стоянку. Станции, обслуживаемые тремя,  или  четырьмя смотрителями были разбросаны повсюду. Смотрители занимались  ремонтом поврежденных судов и следили за исправностью треков.  Еще они распределяли товары, которые приносили охотники, занятые добычей предметов относящихся к эпохе цивилизации. Охотники находили тонкие участки ледяной коры и бурили в них  глубокие скважины. Если им везло, они обнаруживали свалки реликтов и богатели. Многие после таких находок бросали свое ремесло и оседали в столице. Но чаще всего им попадались доисторические предметы, истинного назначения которых никто не знал.  Тем не менее,  их охотно приобретали. Охотники оставляли товар на станции, а смотрители обменивали его  на продукты и стройматериалы у экипажей проезжающих буеров. Таким образом, буера обеспечивали связь и торговлю между населенными пунктами и станциями, разбросанными на огромной территории.  
          Но не только непогода становилась препятствием на пути отважных пилотов.  Нередко, они подвергались  нападениям  пиратов из числа крыс – людей  или, что хуже,  крыс–зверей. Если первые ограничивались банальным грабежом, то вторые первым делом съедали людей, а потом сжигали судно вместе с товаром. Разное поведение  крысоподобных  существ объяснялось их происхождением.  Крысы–люди  являлись потомками  мутировавших крыс и  сошедших с ума людей,  из числа тех немногих, кому посчастливилось остаться в живых после катастрофы.  Крысы – звери появились в результате скрещивания крыс и собак. Те и другие подверглись массированному воздействию радиации, и длительное время обитали в замкнутом пространстве, образованном оледеневшими материками, окружившими замерзший океан. После того, как  снежные заносы  приподняли ледяную равнину, мутантам стали доступны другие области планеты. Если крысы – люди строили ледяные домики  и создали свое государство,  в западном полушарии, то  крысы – звери, чей интеллект был чрезвычайно ничтожен, предпочитали жить в  норах  или  верхних этажах древних зданий,  торчащих   изо льда.  Ужасные твари  занимались набегами на поселения  людей и крыс – людей и поедали всех,  кто попадался им на пути. Не брезговали они и своими сородичами, если, по каким-то причинам оставались голодными на протяжении нескольких дней.   
          Солнце совершило два полных оборота. Это означало, что прошло двадцать четыре часа с тех пор, как буер отчалил от мачты последней грузовой станции. Дим пригляделся. Зрение его не обмануло. На горизонте показались огни станции. Смотрители  не  поленились  и  подсветили триста метров трека, чтобы экипажам было удобнее причаливать. Пилот почувствовал сильную вибрацию. Они пронеслись мимо огромной электроустановки, с вращающимися лопастями. Ветряки устанавливали поблизости от жилья, чтобы их удобнее было обслуживать.  
          -  Бывалый,  станция!
          -  Понял, - ответил капитан, - отправляй сигнал. Молодой человек проворно поднялся на площадку, расположенную на верхушке мачты и отвязал большой арбалет. Оружие было заряжено стрелой, с намотанным на конце куском кожи, пропитанным  горючим веществом.  Пилот высек искру из двух небольших камней,  и  поджог кожу.  Ударив несколько раз в металлическую полоску, свисавшую с реи, он  выстрелил вверх и замер, в ожидании ответного сигнала.  Его, однако, не последовало.  Не замедляясь, буер проскочил мимо ярко освещенных построек. Вначале Дим с досадой подумал, что нерадивые смотрители просто позабыли подать ответный сигнал. Но, подъехав ближе, торговцы осознали, что только что избежали смертельной ловушки. То, что Дим принял за яркий электрический свет, оказалось заревом  разгоравшегося пожара.  На площади, у окровавленных останков смотрителей, копошились крысы–звери. Подняв окровавленные морды, твари проводили удаляющийся буер кровожадными взглядами. Пилот медленно спустился с мачты и вернулся в кабину.  
          -  Кто-нибудь может объяснить, почему эти твари стали так часто на нас нападать? – возмущался Бывалый. -  Лет двадцать назад в такое невозможно было поверить! Среди бела дня, в самом центре страны, когда до столицы рукой подать! 
          Дим не проронил ни слова. Он был в приятельских отношениях с убитыми смотрителями.  Конечно, знай, они заранее о нападении, жертв можно было избежать. Всему виной была обычная человеческая беспечность. Да и кто мог предположить, что твари осмелятся  забраться так далеко. 
          Капитан продолжал возмущаться.  Теперь его претензии адресовались  правительству и ученым, которые до сих пор не придумали способа избавить людей от мерзких животных. 
          -  Даже крысы-люди сделали так, что те боятся заходить на их территорию, - вставил Дим, вспомнив статью в столичном еженедельнике.
          -  А ты не умничай, - Бывалый строго взглянул на молодого человека. 
          -  Упаси меня лед, -  невинно произнес Дим. 
          Буер скользил по ледяной равнине. Двухмачтовое судно, сделанное, в основном из дерева обладало прекрасными ходовыми качествами. Северные верфи могли выпускать до десяти подобных кораблей в год. Древесину добывали в черном котловане – гигантской воронке, - в которой, по неизвестной причине оказалось большое количество замороженных  реликтовых деревьев, названия которых были давно забыты. То, что их  в свое время вытолкнуло на поверхность, помогло человечеству приспособиться к жизни в непростых условиях. Судно представляло собой удлиненную платформу, треугольной формы,  прикрепленную к мощной раме.  К основанию, с четырех сторон, крепились лыжи и коньки. На платформе стояла рулевая кабина.  Высокие мачты были вставлены в специальные углубления и дополнительно удерживались прочными тросами. Паруса изготавливали из шкур яков, обработанных специальным составом. Состоятельные люди, покупали буера с парусами из искусственной ткани или ткани сохранившейся со времен цивилизации благодаря низкой температуре. Управление судном осуществлялось поворотом массивного рулевого колеса. Пилоты ориентировались исключительно на колышки, торчавшие изо льда, вдоль  трека.  Если бы не они, трасса в считанные минуты оказалась бы под толстым слоем снега из-за метелей, бушующих на планете большую часть года. Это же природное явление не позволяло использовать звезды,  в качестве ориентиров во время  длительных поездок.  Север-Юг – прибор, указывающий стороны света – также был  непригоден, потому что магнитные бури постоянно  изменяли его показания.   
-  Надо бы сообщить умникам, в столице, когда приедем, что мы потеряли еще одну станцию,  - раздраженно сказал Бывалый. – Посмотрим на их физиономии. 
          За прошедший год люди лишились  пятнадцати  станций. Из смотрителей не выжил никто.  Все чаще, в дом совета  приходили представители поселений  и требовали от властей принять меры против обнаглевших крыс–зверей.  Горячие головы предлагали собрать ополчение и уничтожить кровожадных хищников. Однако те, кто хоть сколько-нибудь знал о них,  урезонивали нетерпеливых, объясняя, что это невозможно. Крысы – звери, безусловно, имели какую-то иерархию, но нападали небольшими группами. Они никогда не собирались стаями, и поэтому уничтожить всех хищников одновременно было невозможно. Кроме того, они на удивление быстро бегали, и настичь их было под силу разве что буеру. Крысы–звери были бесстрашными  воинами.  Чтобы расправится с одним животным, потребовалось бы несколько солдат. Поэтому правительство и ученые уже не один десяток лет изыскивали способы решения проблемы. Некоторые чиновники из правительства и сенаторы предлагали пойти на сближение с крысами – людьми, подкрепляя свои доводы тем, что у людей с ними было много общего.  Общество крыс-людей динамично развивалось. Кое в чем они даже превзошли своих восточных соседей. Но в сенате появилась жесткая оппозиция, которая яростно противодействовала всяческим контактам с бывшим противником, забывая, что со времени последней войны между двумя государствами прошло  более ста лет. Наиболее рьяным критиком позиции сближения являлся старый приятель Бывалого, сенатор Лихой Айм. Такое прозвище он получил в бытность свою капитаном флотилии буеров, которой удалось разгромить   преследовавших ее кораблей охраны крыс–людей. По правде говоря, Лихой Айм промышлял грабежом в чужих владениях, но он предпочитал об этом не вспоминать.   
          Бывалый и Дим уже три месяца находились в разъездах и ничего не знали о планах правительства и оппозиции.  Приближаясь к столице, они стали чаще наталкиваться  на следы человеческой деятельности. В первую очередь им начали, попадаться огромные, заляпанные снегом  информационные щиты.  На них была  разнообразная информация, касающаяся, прежде всего, торговли.  Мимо проносились разнообразные буера.  Встречались совсем крошечные, рассчитанные на одного человека. Попадались и гиганты,  превосходившие  размером  судно  Бывалого в несколько раз.  
          -  Когда успели понастроить такие махины? – поразился Дим. Ему стало интересно, как экипажи управлялись с этими  пятимачтовыми громадинами. Не верилось, что рулевое колесо гиганта мог сдвинуть с мертвой точки один человек.   Но высказываться вслух пилот не решился, так как знал, как ревниво относиться Бывалый к своей  красавице, как называл он изрядно потрепанный буер, на котором они въехали в столицу.  
          -  Заберем людей? – спросил капитан, завидев  трех прохожих, голосовавших на краю трека. 
          -  Отчего же не забрать.  Не бросать же их здесь. Тем более, где-то поблизости бродят крысы-звери, - убежденно сказал Дим. 
          Бывалый потянул рычаг, чтобы освободить трос, убирающий паруса  и нажал на тормоз. Раздался характерный скрежет, когда острый якорь опустился на лед. Как опытный пилот, Бывалый все рассчитал верно.  Буер остановился прямо около людей.  Дим, сбросил лестницу, и они поднялись  на борт. 
          -  Большое спасибо за то, что остановились, - поблагодарил один из них, судя по выправке офицер.  
          Его спутники приветствовали экипаж легкими поклонами. В рулевой кабине они откинули капюшоны и  Дим,  не без внутреннего смятения, увидел, что одним из пассажиров оказалась молодая женщина. Свое детство и большую часть юности он провел в школе навигаторов, изучая ремесло штурмана и пилота буера.  Его мимолетное общение со слабым полом происходило в основном во время непродолжительных стоянках. В самом начале знакомства  Бывалому удалось затащить помощника в первосортный городской бордель, после чего Дим находил любые предлоги, чтобы избежать повторного посещения этого заведения. Она же, в свою очередь, равнодушно скользнула взглядом по молодому человеку, и сосредоточила свое внимание на треке.  Третьим пассажиром оказался невысокий подвижный старичок. Он беспрестанно хохотал и рассказывал скабрезные анекдоты, от которых у Дима горели уши. Избегая взгляда женщины, пилот в десятый раз старательно  чертил одну и ту же кривую на уже давно помеченной маршрутной карте.  Зато Бывалому старик пришелся по душе, и они веселились во всю.  Только один раз выражения их лиц стали серьезными. Капитан рассказал  о  гибели станции,  и ее персонала.  Старик сделал глубокий вдох, как будто ему не хватало воздуха, а военный и женщина быстро переглянулись. Они попросили показать на карте место, где  это произошло.     
          -  Рядом со столицей!  -  в сердцах воскликнул  военный. -  А кое-кому  еще не надоело играть в патриотов.

          Бывалый не знал,  кого имел в виду военный, но был уверен, что его слова адресовались кому-то в правительстве. Вскоре небо посветлело, и на горизонте показались огни Ледяного Города. Столицу назвали так, потому, что восемьдесят процентов зданий здесь были построены изо льда.  Постоянная  минусовая  температура способствовала сохранности построек. Правда, в последнее время, на  стенах  даже ночью появлялась влага.  Однако по утверждению муниципалитета это никоим образом не должно было сказаться  на прочности домов. Чиновникам не поверили и начали строить деревянные дома. Экипаж буера снял комнатку в пятиэтажном отеле,  выстроенном  из  пиленного льда.  
          -  Скоро произойдет нечто особенное! -   воскликнул  Бывалый, едва они вошли в номер.  – Ты еще вспомнишь мои слова. 
          Однако никто из них двоих не предполагал, что это нечто наступит очень скоро. 
          Слуга занес необходимые принадлежности для обогрева и купания. 
          -  Скажите,  какие сейчас в городе есть новые развлечения? – поинтересовался Дим. 
          -  Месяц назад открылся Танцевальный дом, - охотно сообщил тот. – Только за вход больно много берут. Я там еще ни разу не был.  Ходил сосед и он остался доволен. Сказал, что все организовано на высшем уровне.  Не зря же они его построили из дерева.  
          Диму очень хотелось узнать, каково это,  находиться в деревянном жилище. Он был уверен, что Бывалый рванет в свой любимый бордель,  поэтому отправился в Танцевальный дом  один. 
           Когда Капитан проснулся, солнце  успело совершить один оборот вокруг Земли. За окнами было светло, как днем. Это значило, что наступил вечер. Бывалый бросил взгляд на койку Дима.   
          -  Дежурный! – позвал мужчина. – Давно ушел мой пилот?
          - Часа полтора назад.  Не хотел вас будить и просил передать, что ушел в Танцевальный дом, - сказала дежурный, немолодой мужчина  с  невыразительным лицом. -  Весь город мечтает провести там вечер. 
          -  Что же, это замечательно,  -  отреагировал Бывалый и начал переодеваться. У него на этот вечер была намечена своя программа, и никакие веяния моды не заставили бы его изменить многолетней привычке. 
          Тем временем Дим неплохо проводил время в Танцевальном доме.  Пилоту понравилось здание. Внутри было настолько тепло, что на посетителях не было  привычной верхней одежды. Под высокими потолками горели лампы, выкрашенные в красный и зеленый цвета.  В углу стояла высокая стойка, за которой восседало несколько официантов. Они то и дело соскакивали с высоких табуретов, чтобы обслуживать вновь прибывших. Больше всего было старателей. Их выдавали  высокие остроконечные шапки,  отороченные мехом яков. Попадались и  представители других сословий. Все они садились отдельно друг от друга. Система сословий на планете  сформировалась за четыреста лет до рождения Дима. Например, Дим, как пилот, имел право подсаживаться к военным и станционным смотрителям.  Каждое из сословий выполняло определенную работу. Старатели искали тонкий лед и продавали право эксплуатации участка охотникам. Те принимались его долбить и могли разбогатеть или окончить свои дни в нищете. 

      Танцовщицы в масках изображали нечто невообразимое на площадке перед столиками.   Пилот чувствовал, что краснеет, но ничего не мог с этим поделать.  Он уловил на себе чей-то взгляд.  Обернувшись, молодой человек увидел пару, сидевшую за соседним столиком. Мужчина и женщина были увлечены беседой. Женщину он узнал сразу. Это была его недавняя пассажирка. Она не обращала на  Дима  никакого внимания, но он готов был поклясться, что это ее взгляд секунду назад обжег ему затылок. В самый разгар представления к Диму подсела развязная девица, в коротеньком платье и потребовала, чтобы он угостил ее выпивкой.  С подобным поведением профессионалок он уже сталкивался. Пока пилот размышлял, удовлетворить просьбу девицы или посоветовать ей, поискать клиента у следующего столика,  к ним подсела его незнакомка. Женщина выглядела умопомрачительно. Линии ее красивого лица подчеркивала умело нанесенная косметика. Густые светлые волосы  были аккуратно собраны. Девице,  сидевшей напротив, определенно было чему поучиться. Не пытаясь скрыть раздражение, та поспешно ретировалась.  
          -  Здравствуйте,  молодой человек. – Мы с вами, кажется, недавно встречались? Как вас зовут?
          -  Дим, - прохрипел в ответ пилот. 
          -  Дим, -  повторила незнакомка. -   Необычное имя.   Откуда оно у вас? 
           -  От  отца с матерью, - резко ответил молодой человек и сразу пожалел об этом.  
         Женщина  сделала вид, что не заметила его резкого тона. 
          -   А где же ваш храбрый капитан?  - спросила она, глядя Диму прямо в глаза. -  Остался в отеле?
          Под внимательным взглядом ее зеленых глаз пилот смутился еще больше и как на духу выложил все о местонахождении Бывалого и о его планах на все время пребывания в столице. Незнакомка усмехнулась и,  не сказав больше ни слова,  вернулась к  своему спутнику. Дим увидел, как она говорит что-то, наклонившись  к мужчине. 
          В Танцевальном доме стало очень шумно. Посетители, разгоряченные водкой – современным аналогом доисторического напитка -  повыскакивали со своих мест и присоединились к перепуганным танцовщицам. Народ вопил что есть мочи. Один старатель пристал к танцовщице и попытался стащить с нее маску крысы–человека. К его немалому удивлению это оказалось непросто. Поднатужившись,  мужчина изо всей силы потянул ее за вытянутый нос и получил такой удар, от которого отлетел к бордюру, отделявшему площадку от остального помещения. Девушка моментально скрылась в толпе, оставив незадачливого старателя лежать на дощатом полу. Ничего, не соображая, тот  поднялся, удивленно пожал плечами, и присоединился к товарищам. Те образовали круг, приплясывая и весело горланя  грустную, в общем, то песню  о парне, сгинувшем навек подо льдами.  
          Замелькали черные мундиры стражей закона. Вначале Дим подумал, что их появление было связано с шумом, который  подняла пьяная толпа. Но вскоре молодой человек убедился в том, что на это была другая причина. Не обращая никакого внимания на веселящихся людей, стражи закона разделились и прочесывали здание, явно пытаясь кого-то отыскать в толпе.  О нечего делать Дим наблюдал за ними и сделал вывод, что тех больше интересовали танцовщицы, смешавшиеся с посетителями, чем сами посетители. Внезапно, кто-то дотронулся до его ноги. Молодой человек вздрогнул и заглянул под стол.  Из полумрака на него смотрели два красных глаза. 

          Веселье в Танцевальном доме набирало обороты. Прибывали все новые и новые гости. Администрации даже пришлось временно запретить доступ в помещение. Исключение сделали лишь для влиятельных и состоятельных граждан, к которым относился сенатор Лихой Айм. Он прибыл  в сопровождении двух помощников и секретарши. Сенатор сразу потребовал водки. Официант бросился выполнять заказ, а Лихой Айм принялся изучать разношерстную толпу, оккупировавшую танцевальную площадку.
           -  Вот, полюбуйтесь, до чего мы с вами докатились, - обратился он к помощникам.   -  Эти безумцы напились и  позабыли обо всем на свете. А между тем, нам всем грозит серьезная опасность. Если бы спросили у меня, то я никогда не дал разрешения на открытие этого дома разврата. Вы только посмотрите на этих бесстыдниц.
          Но его замечание утонуло в нестройном хоре голосов, исполнявших очередную  песенку.  Принесли водку. После первой бутылки Лихой Айм смягчился.  Он приказал привести несколько девиц, для праведного разговора. Девиц нисколько не смутил строгий вид сенатора и его компании.  Шалуньи знали свое дело и уже через минуту сидели на коленях у всех, включая секретаршу.  
          -  Слезь с меня, я же женщина! – возмущенно воскликнула она, когда на нее  навалилось  несколько фунтов полуобнаженной натуры. 
          - Договоримся, милая, - шепнула девица и та,  к немалому удивлению присутствующих, успокоилась.  
          -  А что это за парень скучает вон за тем столиком? -  Лихой Айм изрядно набрался, и ему  захотелось познакомиться с новыми людьми.  
          Человеком, на которого он указал, был Дим. Заплетающимся языком сенатор приказал помощникам пригласить  пилота за свой стол, но те были уже не в состоянии передвигаться самостоятельно, поэтому попросту проигнорировали приказ. Через минуту,  девица, сидевшая у Лихого Айма на коленях пожаловалась на жару и  намекнула, что отдых можно продолжить в отдельных апартаментах. Дим слышал  распоряжение сенатора насчет себя и был страшно рад тому, что его не выполнили. Когда Лихой Айм и  компания  скрылись в кабинах, он почувствовал невыразимое облегчение.  Еще бы. Ведь у него под столом сидела та самая девушка, с которой пытался стащить маску пьяный старатель. Понадобилось совсем немного времени, чтобы догадаться, что это была вовсе не маска. Девушка оказалась крысой-человеком. Последние, не слишком отличались от людей.  Основное отличие заключалось в строении черепа.  Если у человека лицо было плоским, то у них оно немного выпячивалось кпереди.  Таким образом,  она могла спокойно разгуливать среди посетителей, не привлекая внимания. Так как на остальных танцовщицах были надеты маски,  то  никому в голову не могло прийти,  что она показывала свое настоящее лицо. Лишь характерный красноватый огонек в глазах мог выдать ее, но в переполненном под завязку набитыми водкой людьми танцевальном доме  никому и дела не  было до этого. 
             - Великий лед! – воскликнул он. – Как ты здесь оказалась? 
          Пилот поспешно осмотрелся. Он  с сожалением отметил,  что соседний столик опустел. Женщина и ее сопровождающий ушли. Крыса–человек сложила ладошки и умоляюще посмотрела  на Дима. 
          - Прошу, не выдавайте меня, пожалуйста, - попросила она на чистом человеческом языке. 
          Диму не раз приходилось бывать на территории сопредельной  с государством крыс-людей. Но он ни разу не слышал, чтобы кто-либо из них так изъяснялся на языке людей. 
          -   Как ты здесь оказалась? – повторил он свой вопрос.
          -   Об этом долго рассказывать, - сказала девушка. – Но если ты выдашь меня стражам, то никогда не узнаешь.
          «Резонно, - подумал Дим. Но он также хорошо понимал, что если не сделает этого, то навлечет на свою голову крупные неприятности».  
          Он поднял глаза и увидел, что к нему направляется один из официантов. 
          -  Не желаете еще чего-нибудь? Принести водки? – предложил тот. 
          -  Нет, я скоро уйду, - разочаровал его Дим. Он кивнул в сторону стражей закона. -    Скажи-ка,  приятель, по какому поводу  вся эта кутерьма?  
          Служащий закатил глаза.
           -  Они устроили у нас  облаву, представляете?  Какой-то идиот настучал, что мы срываем шпиона крыс-людей, -  он засмеялся, показав ряд великолепных белых зубов. – Где здесь, скажите на милость, их прятать то? Разве что в котел засунуть.  Идиоты.  
          Служащий ушел.   Дим с опаской посмотрел на сидящую под столом девушку. 
          -  Так значит, ты шпионка? -  ему срочно захотелось сдать ее стражам.
           Угадав его желание, она вцепилась в дорогостоящие штаны.
           -   Не торопись совершать ошибку. Я здесь для того, чтобы помочь людям.  Сейчас за мной придут. Не бойся,  никто ничего не узнает. 
          Дим не понял, о чем говорила девушка. Он сомневался, что она может чем-то помочь человечеству, но был уверен в том, что за сокрытие шпиона может отправиться  на рудники. А ему ужасно не хотелось разделить участь бедолаг, раздавленных сорвавшейся  ледяной  глыбой.  По статистике на рудниках погибал каждый второй заключенный. 
          -  Грустишь красавчик? –  к столику подсела та же  девица, которая просила у него выпивку. 
          Пилот напрягся. Ему хотелось, чтобы она ушла. Но теперь ситуация в корне изменилась. Девица была пьянее прежнего и могла закатить скандал. По опыту, Дим знал, что в подобных заведениях считалось дурным тоном игнорировать просьбы девушек. Рано или поздно таких клиентов попросту выкидывали на улицу. Он рад был бы и сам убраться, но в этом случае шпионку,  мертвой хваткой вцепившуюся в его штаны,   могли обнаружить и тогда -  привет рудники.  
          -  О! Вы передумали уходить? – официант был сама любезность. Он ловко принял протянутые ему кристаллы. – Желаю приятно провести время. Девочки у нас, что надо.  
           -   Спасибо, - процедил Дим, борясь с желанием съездить ему по физиономии. 
    Девица переползла к нему на колени и взяла за подбородок.
           – А ты, почему ничего не пьешь? - Она хрипло рассмеялась, показывая на пилота пальцем. -  Он ничего не пьет!  Он шпион!
            Дим похолодел. К счастью в помещении стоял невообразимый  гвалт, и ее никто не услышал.  Избавление пришло неожиданно. Неизвестно откуда появилось  пятеро дюжих военных. Ни слова не говоря, они вырвали Дима из пьяных объятий дамы, и повели к выходу.  Крысу-человека извлекли из под стола.  Надев на голову капюшон ее, повели следом. 

Категория: Повести. | Добавил: catta (18.04.2018)
Просмотров: 57 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если вы являетесь правообладателем произведения и не желаете чтобы оно было опубликовано , пишите нам Обратная связь, и мы его обязательно удалим.
Copyright MyCorp © 2018