Воскресенье, 16.12.2018, 01:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Стихи русских и зарубежных поэтов | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Карта сайта [0]
прикольные поздравления [73]
Стихи подруге [100]
Стихи мужчине [110]
Детские стихи [120]
Популярные стихи [1427]
Стихи про любовь. [6]
Стихи о собаках [0]
Короткий рассказ. [2]
Мастера короткого рассказа.
Рассказы. [7]
Повести. [15]
Романы. [18]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Главная » Статьи » Романы.

Легенда ангелов.2

 -- Глава Вторая
  
   Будь искренен с другими. Не обманывай, если можно поступить другому. Обманывая другого, ты в первую очередь обманываешь себя...
Второе Правило Высшего Ангела

   Ле взвизгнула и бросилась мне на шею - я покачнулся и едва не упал. Хваленая демонская реакция пребывала в состоянии зимней спячки. Самому тоже очень хотелось в нее залечь.
   - Ой, извини... О господи... Выглядишь кошмарно!
   Спасибо за комплимент... Видок, конечно, и впрямь не очень, но было и хуже - причем значительно хуже...
   Впрочем, уведомлять об этом Ле явно не стоило. Я немедленно изобразил из себя умирающего от полученных в смертном бою с силами тьмы ран. Аллиэр фыркнул. Как будто бы он сам не будет делать то же самое, выбивая отпуск, больничные, императорский уход и женское внимание...
   Женщины уж слишком впечатлительны. И лично я этим постоянно пользуюсь. И если у Ле еще получалось иногда вывести меня на чистую воду, то сейчас она явно слишком потрясена, чтобы анализировать мое нехорошее поведение...
   - Ладно, я пошел, - Аллиэр незаметно мне подмигнул.
   Наглец.
   Меня завели в дом, залили в меня две кружки горячего чая (Тори, расчувствовашись, поила меня сама - Ле с немалым скепсисом наблюдала за этим процессом), а затем запихнули в бадью с горячей водой. Я лежал и млел, чувствуя, что мне не так уж и плохо... и даже очень хорошо...
   - А если мне кто-нибудь еще и спинку почешет... - уже вслух с мечтательным видом промурлыкал я.
   - Не наглей, - заявила Ле, а Тори покраснела.
   - Вот так всегда, - не слишком разочарованно протянул я (заранее знал, что они не согласятся - повезло еще, что Ле на меня эту бадью сверху не надела). - Я тут, можно сказать, умираю, а вы...
   Теперь Тори уже побелела, а Ле отвесила мне звонкую оплеуху.
   - Симулянт! Вот уйдем, а ты будешь сидеть, как дурак, в бадье!
   Я сделал жалобное лицо. На самом деле я ничуть не симулировал - так, слегка сгущал краски. Мне действительно было плохо, просто обычно я стараюсь этого не показывать... а то позором заклеймят.
   Дальше нежиться в бадье (я уже начал засыпать - не иначе как одна демоническая дрянь подсыпала в воду успокоительного!) мне не дали. Через несколько минут я, заве6рнувшись в полотенце, крылья и домашний халат (и все равно было холодно) сидел на кухне, возле печки, и грелся. Почему-то бил озноб. Наверное, от потери крови...
   Девушку с ужасом разглядывали синяки и кровоподтеки, причем в глазах Ле ужаса было больше - она-то знала, какая у Высших Демонов регенерация.
   - Кто это тебя так? - потрясенно спросила Ле.
   - Да так... Поскользнулся, упал...
   Рассказывать не хотелось, тем более что милый и очень добрый ангелок сунул мне в руки кружку с бульоном и большой ломоть хлеба. Я их не понимаю: сначала чай, потом хлеб... Впрочем, сейчас я готов был признать, что каннибализм - это не так уж и плохо.
   - Не хочешь рассказывать - и не надо.
   Кажется, она обиделась.
   - Ле, потом, ладно?.. Я сейчас не хочу ничего говорить...
   Демоница вздохнула и налила мне еще бульона. Я с блаженством впился зубами в куриную лапу. Мое кровожадство было столь велико, что ногу я сгрыз целиком, со всеми костями. Правда, добавки просить не стал, побоявшись, что пригреюсь и усну с курицей в руке.
   - Пойдешь спать?..
   Ле - самый догадливый демон во вселенной. Сам бы я ни за что не признался.
   Я кивнул - говорить не было ни сил, ни желания.
   Я уснул, едва голова коснулась подушки - а, может, даже раньше. Последняя мысль уплывающего сознания была на редкость пакостной: как жаль, что девчонки ушли спать вниз...
  
   Спал я долго. Проснулся оттого, что скрипнула дверь. Открыл глаза, оглядел комнату. Ле с Тори явно устроили дежурство у постели "умирающего" меня и сейчас как раз сменялись.
   Тори поправила тряпку у меня на лбу (фу, холодная!), заметила, что я проснулся и с сомнением заглянула мне в глаза.
   - Как ты себя чувствуешь?.. - с тревогой в голосе (что изрядно согрело мое демонское сердце) спросила ангелка.
   - Н-нормально, - голос был неожиданно хриплым, по всему телу прокатилась неприятная дурнота.
   - А выглядишь не очень...
   Ну еще бы. Чувствую я себя тоже не очень, но впечатлительным ангелкам этого знать не стоит.
   - Сколько я спал?.. - такая простая фраза далась с трудом, и я все-таки закашлялся.
   Между прочим, это очень важный вопрос. В полдень у меня аудиенция у Ее Величества Императрицы Облачной Долины... Объединенных Долин... тьфу ты!
   Тори смутилась.
   - Чуть больше суток.
   ... !
   Я подскочил с кровати, забегав по комнате в поисках брюк и стараясь не качаться от головокружения.
   - Куда это ты?..
   - На аудиенцию, - сквозь зубы выдавил я, пытаясь унять боль в левой руке - кажется, сломана лучевая кость.
   - Ты никуда не пойдешь, - категорично заявила Тори. - Ты будешь лежать здесь, соблюдать постельный режим, пить таблетки и меня слушаться, пока врач не скажет, что ты здоров!
   - Я и так здоров!
   - А врач считает иначе.
   Убью мерзавца!
   - Тори, выпусти меня, пожалуйста.
   Можно, конечно, прорваться с силой - но это будет по меньшей мере очень некрасиво с моей стороны.
   - Лежать! - властно приказала девушка. - Ле!!!
   - Ваше Высочество... Войдите в мое положение... - заканючил я, чувствуя себя последним идиотом.
   - Я и вхожу. Лежать!
   - Ваше Высочетво...
   В комнату ворвалась Ле, и я окончательно понял, что, чтобы выбраться отсюда, мне придется их убить.
   - Ва... Ваши Высочества, поймите меня: мне сегодня надо попасть на четыре аудиенции и дать еще две... и вообще, у меня послезавтра коронация! - не выдержал я. - Так что еще два дня, и вы мне обе должны будете поклоняться!
   - В смысле?!
   Девчонки, мягко говоря, ошалели от подобной перспективы. Потом до Ле медленно начало доходить.
   - Подожди... Ты его убил?!
   - Смотря кого, - криво усмехнулся я. - Если ты про моего обожаемого братца, то - да.
   Тори посмотрела на меня, как на чудовище. Как бы объяснить ей, что для демона это нормально?.. Ну или хотя бы то, что Роуль - редкостный подонок?
   А с другой стороны - чем я лучше?..
   - То есть ты теперь Повелитель?!
   Я безмятежно кивнул.
   - И у меня сегодня шесть аудиенций, на которые мне необходимо попасть!
   - Ничего, потерпишь.
   - На похороны вы меня тоже не отпустите?.. - уточнил я, нимало не надеясь на успех. - Он мне все-таки брат, любимый и единственный, можно сказать!
   - Угу. Я тебе брат, я тебя и убью, - мрачно пошутила Ле. - Лежать!
   Я вздохнул и попытался прорваться, но девушки были непреклонны, тем более что меня и в самом деле пошатывало.
   - Но мне правда надо!
   - Ваша Светлость, вы себя в зеркало видели?.. - вкрадчиво поинтересовалась ангелка.
   Я сдуру глянул в зеркало. М-да, упырь упырем - бледный, красноглазый...
   - Но мне нужно туда попасть!
   - Ты это переживешь. Лежать!
   Я немного подумал, картинно покачнулся и красиво завалился на кровать, изобразив, что мне очень плохо.
   - И все равно, как только вы уйдете, я отсюда сбегу в боевой трансформации! - "проворчал" я.
   Надеюсь, сработает.
   - Не сбежишь. Я тут останусь! - заявила Тори.
   Сработало. Ле, правда, что-то заподозрила, но это не страшно. Все-таки не зря я изучал высокое искусство провокации.
   Может, и правда поспать?..
   Черт! Кажется, эти стервы меня чем-то опоили...
  
   Я проснулся оттого, что Тори зашевелилась у меня в объятиях. Я сам не заметил, как во сне притянул ее к себе. Невольно уткнулся в ее волосы - потрясающе пахло сиренью... Нежно обнял - Тори не сопротивлялась. Осторожно поцеловал...
   ...главное, чтобы Ле сейчас не вошла, а то влетит за растление малолеток...
   И она, естественно, вошла. С немалым удивлением уставилась на композицию "расхристанный демон без рубашки целуется с ангелкой в помятом платье", явно достроила предысторию (и кто из нас после этого озабоченный?..), прислонилась к косяку и глубокомысленно произнесла:
   - Вау!
   Все, она меня сейчас убьет. А если не убьет, то предаст анафеме, что еще хуже - опять буду питаться помятыми бутербродами.
   Тори зарделась, я с легким неудовольствием разжал руки. Девушка соскользнула с кровати и оправила платье, покраснев при этом еще сильнее, если это, конечно, вообще было возможно. Я прикрыл глаза - подушка пахла ее духами...
   - Тори, выйди, пожалуйста, нам надо поговорить.
   Она кивнула и вышла. Ле присела на краешек кровати.
   - Ну и?..
   Я ожидал допроса, ругани, но не этого спокойного вопроса.
   - Что?..
   - Ты ничего не хочешь мне рассказать?..
   Нет. Не хочу. Вообще терпеть не могу что-нибудь кому-нибудь рассказывать.
   - Ле, у нас с ней ничего не было, если ты об этом. Хочешь, у нее спроси.
   - Зачем?.. Я тебе верю.
   Не верит. Я чувствую. Все-таки я - Повелитель, и солгать мне совершенно невозможно...
   - И все-таки... Лоар, зачем?..
   Уже непривычное "Лоар" резануло уши.
   - Что зачем?.. - спокойно спросил я.
   Дурацкий разговор на дурацкую тему.
   - Зачем ты затащил ее в постель?!
   Ле все-таки взорвалась. Я ожидал этого на несколько фраз раньше.
   - Я этого не делал.
   - Ага, я видела, - саркастически произнесла Ле. - Как ты НЕ затаскивал ее в постель, НЕ целовался с ней всю ночь и НЕ смотрел на нее страстным взглядом!
   А что, смотрел?..
   - Ле, это вышло случайно.
   - И что теперь?..
   - Ле, чего ты от меня хочешь?.. Я извинюсь перед ней потом за нехорошие мысли, которые посещают меня долгими холодными ночами, но это не значит, что меня нужно пилить теперь все утро!
   Ле на мгновение зависла.
   - Ты какой-то неправильный демон, - вздохнула она. - Другой бы изнасиловал и считал бы себя в праве.
   Примерно это я и сделал с Эллиной (вернее, попытался сделать, но это не суть важно). Надо будет покаяться...
   - А ты жалеешь о том, что я такой?.. - усмехнулся я. - Ты-то демоница...
   Ле фыркнула, как оскорбленная, но слишком воспитанная кошка, и вышла.
   Надо будет потом и перед ней извиниться...
  -- отступление 4, социальное
   - Эрнест!!
   Эрн вздрогнул от голоса матери и вспомнил о капусте. Замечательной, селекционной капусте, коей было ровно пятьдесят четыре кочана. Хороших, толстых кочана размером с тыкву, в которой на бал ехала Золушка, они забили собой все остальные посадки, в том числе ядовитую саммомерандулу, которая росла везде и убить которую раньше считалось абсолютно невозможным.
   - Ты когда в последний раз заходил в огород?!
   - Э-э-э... вчера.
   Эрн на всякий случай запер дверь и подпер ее комодом: если маму разозлить как следует, произойдет непроизвольная трансформация (именно из-за этого многие мужчины - в том числе и сами демоны - предпочитают не жениться на демоницах...), и тогда она станет совершенно неконтролируемой - разорвет любого.
   - Эрнест!!!
   В голос добавились странные нотки. Судя по всему, перевоплощение уже началось. Эрн быстро скинул с себя одежду и трансформировался. Надо сбежать через окно - раньше, чем она выломает дверь...
   Он распахнул окно, почти картинно размял крылья и скользнул в воздушные потоки, приятно холодившие спину.
   Под домом дежурил арбалетчик. Он довольно лениво пострелял по Эрну (несерьезно: из арбалетов соседские мальчишки стреляли в него на бреющем полете с раннего детства, поэтому Эрнест прошел хорошую жизненную школу уворачиваний от залпов). Эрн показал язык. Выстрелы прекратились, и демон невольно улыбнулся. От матери он сбегал настолько часто, что почти к этому привык. Брошенные на произвол судьбы демоницы с маленькими детьми редко бывали особенно сдержаны: жизнь у них была отнюдь не легкой, что не способствовало улучшению характера, и Эрн прекрасно это понимал.
   Денек был на редкость погожий: светлый, яркий, солнечный. Но улыбаться Эрну быстро надоело. Настроение будто бы находилось в обратной пропорциональной зависимости от расстояния до дома. Под вечер он не выдержал и полетел обратно. Тревога все усиливалась.
   Когда он прилетел, дом уже догорал. В объятую пламенем стену будто бы в издевательстве был воткнут арбалетный болт.
   Не стоило пояснять, что не выжил никто...
   Эрн едва заметно скрипнул зубами.
   Давешний арбалетчик усмехнулся, отсалютовал мечом и поспешил скрыться в толпе.
   Он не знал, что жить ему осталось никак не больше часа - Высший Демон отомстил ему просто и страшно.
  
   Где Эрн коротал ночь, он не помнил. На рассвете городская стража сняла его с векового дуба в центральном императорском парке, заинтересовалась личностью осквернителя природы и поспешила отправить его в так называемый "дом призрения".
   Их здесь презирали, это точно. Демоны никогда не считали нужным проводить охранительные социальные реформы, более того, считали саму их идею абсолютно бесполезной: законы выживания в Империи были достаточно просты: "Каждый сам за себя". Женщин и детей, впрочем, старались не впутывать - пока они сами не высказывали желания поиграть в смешную игру под названием "жизнь". Желание достаточно быстро пропадало, но было поздно - назад пути уже не было. Больше девяноста процентов из вот таких "желающих" погибало, обычно трагично и при невыясненных обстоятельствах (никто и не выяснял). Но те, кто выживал, имели неплохие шансы оказаться в нужном месте в нужное время и занять достаточно высокий пост - в основном благодаря удаче или, гораздо реже, исключительному уму. По-другому дожить до удачного момента просто невозможно.
   Поэтому, когда Повелителю пришла в голову "гениальная" идея создать дома призрения для сирот несовершеннолетнего возраста, его долго обзывали старым маразматиком (а кое-кто особенно смелый - и похлеще), но открыто протестовать не решились: Альганар быстро доказал, что плотно держит в руках бразды правления. Пронеслась война кровавых бунтов (из-за этих домов в Империи резко подняли налоги) с не менее кровавым исходом. Под шумок Повелитель убрал самых одержимых оппозиционеров. Дома призрения остались.
   Следующий Повелитель дома просто не трогал - ему хватало других проблем и без этого. Империя стояла на пороге революции: низший класс требовал реформ по уменьшению длины рабочего дня.
   Роулю досталась крепкая Империя, и он не особенно интересовался социальной стороной жизни страны - он начал войны. С отсутствием нормального финансирования обстановка в домах призрения все ухудшалась, но закрыть их все разом все-таки не решались: слишком свежа в памяти была политика Альганара, и кое-кто поговаривал, что его внук задаст перцу еще похлеще.
   К смерти Роуля остался всего один дом призрения, да и тот пребывал в весьма плачевном состоянии. Огромный пятиэтажный дом без балконов и с одним-единственным входом "за отсутствием постояльцев" ("призераемых" было в лучшем случае демонов двадцать) временно сдавался всем желающим за умеренную плату, на которую и существовал.
   В Доме Эрну не понравилось. Серо, пустынно, да еще и несчастных, вынужденных жить здесь (и пока еще не успевших или не решившихся сбежать) выгнали на уборку холла. Их было максимум пятнадцать, и они достаточно уныло изображали рвение в приведении помещения в приличный вид. Как только местные поняли, что пришел не управляющий, а это всего лишь притащили еще одну "обездоленную сироту", как их всех пафосно называли в официальных документах, они немедленно вернулись к прерванному занятию - то есть к игре в дурака на право первым попасть в душ.
   Эрнеста провели мимо и, через пять лестничных пролетов и один ощутимый тычок в спину для покорности, пропихнули в кабинет здешнего управляющего. Стража старалась во всю: никто не знал, что будет делать новый Повелитель, когда взойдет на престол...
   - Имя, фамилия, - скучающим голосом произнес управляющий - заплывший жирком от сидячей работы демон.
   - Эрнест Альвадео Дель Арио, - ответил Эрн - скрывать не имело смысла, это слишком легко проверить.
   Управляющий заскрипел пером, дважды переправил и все-таки спросил: "Альвадео через "аль" или через "эль"?".
   Потом его препроводили в унизительно маленькую серую комнату в самом конце пятого этажа и наконец-то оставили в покое.
   Так Эрн вступил в совсем другую жизнь...
  
   Донн!
   Эрн чисто машинально вскочил с кровати. За прошлый день он уже успел выучить, что вставать стоит раньше всех - иначе ни в душ, ни в туалет попасть не получится.
   Повезло - он был первым. Без малейшего энтузиазма почистив зубы, оправив серую хламиду, вынужденную изображать рубашку, и с оглядкой размяв крылья (в прошлый раз он их едва не лишился во время зарядки - кто-то из мальчишек не слишком вовремя заскочил в душ). Если бы этот несчастный и в самом деле был парнем, синяками бы не отделался. Но бить девушку... Это не подло, а просто... низко, что ли... Сделать с кем-то из таких же несчастных, как и он сам, девушек то же, что сделал какой-то неизвестный демон с его матерью, Эрн не мог почти физически.
   Кто его отец, Эрнест не знал. Не знала этого и его мать. Впрочем, он и не хотел бы сейчас этого узнавать - и, наверное, желания того демона вполне совпадают с его желанием. Эрн просто не хотел смотреть ему в глаза. А тот, наверное, понимал, что после этого знакомства вряд ли долго проживет.
   Демоны тоже мстят за семью, если ее тронули без даже видимого повода. Не потому, что их обуяло горе или ненависть. А просто потому, что демон ОБЯЗАН отомстить - если он, конечно, действительно демон. Это... Трудно объяснить, что это такое. У демонов нет понятия "честь". Но если демон не отомстил за семью - презирать его будет последняя собака.
   Эрн усмехнулся своим мыслям, снова размял крылья. И про тренировки забывать нельзя... Несколько простеньких комбинаций и пара сложных, глубокий вздох... и он снова готов к битве со всем миром.
   Он уже открывал дверь, когда услышал тихий всхлип. Замер, закрыл дверь. Всхлип повторился.
   Тихим, скользящим шагом двинулся к дальней кабинке, на которой висела серая табличка "туалет не работает". Резко открыл дверь.
   Демоница резко подняла голову. По щекам стекали слезы. Ну конечно, кто же еще, как не демоница, может плакать в туалете в демонском доме призрения...
   Прозвенел гонг к завтраку и Эрн, снова прокляв свою мягкосердечность, присел на корточки рядом с девушкой.
   - Ну и чего ты ревешь?..
   Демоница снова всхлипнула. Эрн глубоко вздохнул.
   - Зовут тебя как?..
   - Эни...
   Странное имя для демоницы. Впрочем, она из низших... Но как раз таки низшие демоны гораздо больше заморачиваются титулами и фамилиями - если нет истинных сил Тьмы, нужно гордиться хотя бы титулом - пусть и дурацким.
   - А полностью?.. - озадаченно спросил Эрн.
   Девушка снова подняла на него глаза и с какой-то странной гордостью произнесла:
   - Лоэннелин Таалль Онорегене даль Деассе.
   - А клан?..
   Или она не знает даже собственного клана?.. Такое бывает, если ребенок внебрачный, да еще и с матерью не повезло.
   Эни вздернула подбородок.
   - Мой отец был ронином.
   - И?..
   - Он принес вассальную клятву Аверрону, а когда он умер, отказался приносить клятву новому Повелителю. А потом... - она снова всхлипнула, - а потом... две недели назад...
   Она снова заплакала, Эрнест осторожно обнял ее. Девушка доверчиво прижалась к нему и опять разрыдалась.
   - Не плачь... Смерть обязательно придет когда-нибудь... за каждым. Никто не знает, что происходит там, за порогом смерти... и не узнает, пока не умрет...
   Эни всхлипнула.
   - Кто знает, может, ему там даже лучше.
   - Думаешь?..
   - Конечно. Повелитель Смерти забирает к себе тех, кто нужен там...
   Когда то же самое говорили ему самому, он не верил. Но Эни верила...
   - Пойдем завтракать?..
   Она кивнула и встала. Эрн, продолжая обнимать, повел ее из комнаты, уже не проклиная скупердяя, который не нашел средств устроить здесь два туалета.
   - Кстати, я Эрн.
   Девушка снова кивнула, а потом с затаенным страхом произнесла:
   - Управляющий будет ругаться, что я опоздала...
   Эрнест скрипнул зубами. Эта похотливая скотина пользовалась служебным положением в личных целях, и симпатичным демоницам здесь приходилось нелегко.
   - Не бойся. Ничего не бойся...
   Если эта тварь скажет хоть слово, он собственноручно сделает так, чтобы девушки его еще долго не интересовали...
   Я с блаженством впился в свиную отбивную. Я, конечно, слышал, что свиная отбивная - это корочка хлеба, отбитая у свиньи, но, даже если это и так, вкусу блюда это ни сколечко не повредило. Все-таки Тори - чудо...
   Она на меня не дулась картинно, как я ожидал, но ясно дала понять, что целовать ее не стоило. При этом она старательно меня избегала. И как я буду извиняться?.. Она на меня даже смотреть не хочет...
   Черт побери, у меня коронация завтра вечером, а у меня проблем полный воз... В том числе - ха-ха три раза - проблема с девушкой! Ну ладно, она мне не девушка, да и я не могу сказать, что пылаю неземной страстью (со мной никогда такого не случалось), но ситуация все равно была бы смешной, если бы не было так грустно. Все-таки я демон, на меня девушки пачками вешаться должны! Ну почему она такая неправильная?.. Это меня почти оскорбляет... хотя... будь она другой - я бы на нее и не глянул...
   - Тори?..
   - Что?..
   - В общем... ну... наверное, мне не стоило... извини, - все-таки выдавил из себя я.
   Тори уставилась на меня, как баран на новые ворота.
   - Это точно ты?..
   - Как ни странно, я абсолютно в этом уверен, - улыбнулся я. - Так я прощен?..
   Тори глубоко вздохнула.
   - Ну... ладно. Хотя вообще-то ты можешь просто приказать, - тихо сказала она.
   - Нет, не могу, - так же тихо ответил я. - Не всего можно добиться силой.
   Она улыбнулась, но как-то очень грустно.
   - Я рада, что ты это понял.
   - Значит, мне можно пригласить девушку на прогулку?..
   - Хм... А как ты себя чувствуешь?..
   Как же мне нравится, когда она обо мне заботится!
   - Нормально, - честно соврал я. - Значит, идем?..
  -- отступление 5, освободительное
   ...После происшествия с управляющим Эрна сторонились все. Его это вполне устраивало.
   А вот Эни просто не давали прохода - особенно когда Эрнеста не было рядом. Ее задирали, дергали, несколько раз даже били... Впрочем, вряд ли для Эни подобное обращение было в новинку, но демону все равно было до боли ее жаль. Пару раз он видел, как она рыдала, сидя на кровати в своей комнатке и замолкая, как только кто-нибудь проходил мимо... Ее не учили противостоять трудностям и терпеть боль - ее вырастила мать, темная эльфийка...
   Снова раздался всхлип. Эрн невольно закатил глаза. Она рыдала почти без перерывов, а он понятия не имел, что делать с плачущими девушками...
   Стон, вскрик. Эрнест отшвырнул тряпку, сорвал и скомкал рубашку, вгоняя себя в трансформацию. Опять она вляпалась...
   Так и есть. Два низших демона, считающие себя ну очень крутыми. Если девушки не висли им на шеи после первого же подмига, они считали это личным оскорблением.
   Но их оскорбленность волновала сейчас Эрнеста в самую последнюю очередь.
   Один получил удар в челюсть - он был ближе и, кажется, попытался сопротивляться, но с такой реакцией выходить против Высшего Демона - почти самоубийство. Замешкавшемуся второму, уже начавшему спускать штаны (Эрн почувствовал, как в нем поднимается холодная ярость), Эни сама заехала между ног, да так, что он согнулся в три погибели и заорал. Эрнест добавил и отпихнул подальше.
   Эни снова всхлипнула. Эрн осторожно обнял ее, девушка с готовностью разрыдалась, заставив его снова стиснуть зубы от ненависти. Он сам не понимал, почему она вдруг стала так дорога... Ведь он, по идее, не то что вступаться - еще и советы давать должен был...
   - Спа... Спасибо...
   Ей тяжело было говорить - она все еще всхлипывала.
   - Не за что...
   Он просто не смог пройти мимо...
   - Вот только если они снова увидят тебя в одиночестве, нападут снова. Такие не любят упускать добычу...
   Она подняла на него испуганные глаза.
   - Пожалуй... Ну... Переезжай ко мне в комнату. Так... безопаснее.
   Эни кивнула. Какая понятливая девушка - невольно подумал Эрн (или она все еще слишком испугана?..). Он ожидал возмущений по поводу посягательств на весьма сомнительную честь...
   Он помог ей встать - у нее все еще подкашивались ноги. Потом девушка собирала немногочисленные вещи, выгребая их из тумбочки в комнатке, еще меньшей, чем досталась самому Эрну - мальчишек селили по двое - по трое, а девушка на весь дом была одна (Эни рассказывала, что еще совсем недавно была еще одна демоница, но потом она погибла в результате "несчастного случая" - позабавились либо управляющий, либо постояльцы, либо и тот, и другие).
   Кровать в комнате Эрнеста была одна, и он со скрипом уступил ее даме (если уж он и на ветке дерева нормально выспался, то уж подоконник ему и подавно нипочем - тем более что там теплее, прямо под окном пролегают трубы от котельной). Впрочем, Эни заявила, что и сама может поспать на подоконнике, в результате чего квадратный метр кровати подели по-братски.
   На ужин решено было не идти. Эрну удалось уговорить Эни поспать; правда, ему пришлось снова ее утешать и обнимать, пока она не уснула. Но кто сказал, что он был против?..
   Утро началось с громкого донна, принесшегося откуда-то с первого этажа. Эни зашевелилась в его объятиях, но вырываться не стала, тем более что Эрн вел себя вполне корректно (то есть спал, как убитый).
   - Эрн?..
   - М-м-м?..
   - Доброе утро, - засмеялась Эни и встала, а он невольно подумал, что ему приятно слышать ее смех...
   После завтрака к нему подошел управляющий и недовольным голосом сообщил, что его (в смысле Эрнеста) требует к себе начальник отдела по делам несовершеннолетних. До этого момента Эрн понятия не имел, что такой отдел есть, но идти пришлось.
   В кабинете Эрнест сидел до обеда - сначала начальник пил чай, а потом задавал глупые вопросы. Он вернулся как раз к гонгу на трапезу (к тому моменту волнение за Эни достигло того самого момента, когда демон готов убивать голыми руками).
   За столом Эни не было.
   Не обращая внимания на повариху, разливающую по тарелкам серую тягучую белковую смесь, он рванул наверх.
   ...Когда он ворвался в кабинет, Эни лежала на полу, уже не пытаясь вставать. У него потемнело в глазах от вида пятен крови, разбросанной одежды и слащавого лица управляющего; он почувствовал, что непроизвольно трансформируется...
   Он же обещал ей! Обещал, что такого больше никогда не повторится!
   Управляющего он полоснул длиннющими когтями от горла до левого колена. Совершенно спокойно, без ненависти, только с какой-то холодной демонской яростью. Демон осел на пол уже трупом...
   Девушка не плакала. Но Эрн все равно не мог смотреть в ее глаза...
   - Пойдем?..
   - К-куда?.. - сдавленным голосом спросила Эни, хотя для нее это было совершенно не важно.
   - Отсюда.
   Из Дома они выбрались следующим утром. Куда идти дальше, Эрн не знал; но сейчас он был готов убить любого, кто встал бы у него на пути...
   Ветер приятно холодил спину, с которой я специально стянул рубашку - она только раздражала длинный витой шрам. Так его обдувало со всех сторон, и неприятное покалывание от регенерации можно было списать на мурашки. На самом деле назвать это "шрамом" было еще нельзя - впрочем, пройдет еще пара часиков, и все отличия будут составлять только мои ощущения. Боль еще минимум два дня будет выпускать коготки в спину и плечи, но это вряд ли будет кого-нибудь волновать.
   На этот раз цветы я дарить не стал - все равно толку от них никакого. Разве что герань в горшке подарить, но на кой она Ее Высочеству?.. У Леди Виктории наверняка есть личная оранжерея... да и заходить прямо с девушкой в цветочный магазин - не самая лучшая идея, которая могла прийти мне в голову.
   Мы сидели на лавочке и любовались причудливым закатом, окрасившем золотыми и алыми всполохами пронзительную голубизну неба. На другой стороне небосклона уже начали зажигаться первые звезды. Ангелы верят, что если небо не закате розовое, то следующий день будет безоблачным, а если голубоватое - то это к дождю и грозам. Грозой так и пахло, тем более что прямо под нами сгущались темные тучи. Наверняка ведь на Срединных землях сейчас спешно перенастраивали Башни Погоды: эльфы научились управлять природой, но она все еще изредка буйствовала, показывая норов, и попытка вызвать небольшой дождик, чтобы не завяли розы вполне могла обернуться тайфуном и полугодовым наводнением, из-за которого на корню сгниют вообще все посадки, а на заболоченных землях еще долго не будет расти даже терн...
   Да и как можно управлять стихией?..
   - Хорошая завтра будет погодка...
   Я улыбнулся и кивнул. Как же давно я не сидел с девушкой на лавочке в парке, если в голову вместо нехороших мыслей лезут мысли о природе?.. Надеюсь, это изменения в психике, а не в физиологии...
   Мимо прошла девица в мини-юбке, которая на ней явно была лишней, и настолько вызывающем топике, что за ней не поворачивали головы только крысы, которым вообще, как известно, совершенно наплевать на представителей Разумных Рас (они сами всех разумней - по крайней мере, они так считают). Фух, с инстинктами все нормально...
   На скамейку как раз запрыгнула на редкость наглая крыса - правда, достаточно чистая и не проявляющая признаков кровожадности или ношения заразных заболеваний. Тори покрошила крысе остаток пирожка с капустой. Крыса, для виду принюхавшись, подбежала к угощению; заходящее солнце причудливо высветило золотистую шерсть - слишком длинную для крысы - и пушистый хвост. Нет, для крысы слишком любопытна...
   - Кто это?..
   - Софико. Ее так все в городе называют.
   - Э-э-э?..
   - Это символ Облачной Долины, - улыбнулась Тори, угощая крысу... ой, простите, священное животное троффозору (так это был не хомяк!) пирожком. - А ты не знал?..
   - М-м-м... нет. Я был уверен, что ваш символ - орел.
   Да и, честно говоря, никогда этим особенно е интересовался.
   - Орел пришел позже. По легенде, в судьбе нашего мира участвовали три Демиурга... Этот мир создала Софилия - она сотворила планеты и стихии, позволив им править этим миром. Софилия была лучшим магом стихий - и боготворила их... но когда-нибудь мир поднимается против своего создателя... Из стихий родился Оккеликс. Он сотворил здесь все живое... Со временем Демиург смирилась с созданием Стихий. Они даже стали друзьями и вместе наблюдали за жизнью своего мира... Некоторые легенды говорят, что у них даже был роман - впрочем, кто может знать что-то конкретно о личной жизни Демиурга? Она превращалась в олифию - или, если хочешь, крысу, или троффозору, без разницы, это все равно примерно одно и то же, - он - в кота, и они вместе ходили по своему миру...Но потом пришел Ассаринг. Он забрал этот мир себе, решив по-своему править миром, не доверяя неопытному Демиургу. Он тоже любил этот мир - только как-то уж очень странно...Он превратил Софилию в обычную ангелку, а Оккеликса - в демона. Со временем в них набирали власть силы Света и Тьмы... Противоборствующие начала окончательно их разругали. Началась война между демонами и ангелами, грозившая уничтожением всему миру. Ассаринг понял, что совершил страшную ошибку и исправил ее - ценой собственной жизни... Он разорвал свою ауру, разделяя мир на царство ангелов и Империю демонов... С тех пор орел, в которого превращался Ассаринг, считается символом судьбы.
   - А Софилия с Оккеликсом?
   - Они до сих пор перерождаются в своих потомках, Свет или Тьма в которых наиболее сильны... Считается, что, если они снова встретятся и полюбят друг друга, то все вернется на круги своя, снова объединится мир и оживет Оккеликс в их младшем сыне... А править объединенной странной будет их дочь, в которой сплетутся силы Света и Тьмы... Говорят, что из-за этого все ангелы умеют превращаться в олифий.
   - А все демоны - в камышовых котов?..
   - Не знаю.
   - Я тоже насчет "всех" не знаю, но я умею. А вообще - странная легенда...
   - Я не верю, что это случится.
   - Почему?.. Думаешь, что Свет и Тьма сожгут друг друга противостоянием?.. Или война ангелов и демонов разрастется настолько, что одна раса уничтожит другую?..
   - Нет, не думаю. Демоны не смогут уничтожить ангелов... впрочем, как и ангелы - демонов. Мир погибнет, если в нем останется только Тьма или только Свет... Противостояния тоже не будет - кроме Света и Тьмы есть еще и Равновесие... Но я не верю, что демон хоть когда-нибудь сможет полюбить ангелку. Изнасиловать, просто затащить в постель по обоюдному согласию, даже сделать ребенка - но полюбить?! Я вообще не уверена, что демоны способны любить... А ты веришь, что такое возможно?..
   - Верю, - невесть с чего брякнул я.
   Господи, ну что я за дурак - сижу на скамеечке с ангелом и слушаю старые сказки, несмотря на то, что у меня завтра коронация! "Не слушаю старые сказки, а изучаю народный фольклор и менталитет", - поправил голос разума, и это был один из тех редких случаев, когда он был неправ.
   - Серьезно?.. - фыркнула Тори. - Ну, допустим... А ты когда-нибудь кого-нибудь любил?..
   Я не стал ни отшучиваться, что являюсь бесчувственным чурбаном, ни спешно переходить на другую тему. Только уставился на закат невидящим взглядом, снова и снова вспоминая...
   Она не кричала, не молила о пощаде - ни когда я... нет, не хочу об этом думать... ни когда Совет холодно и спокойно выносил приговор... ни когда медленно занимались листы с клановыми печатями гербовой бумаги, а за ними аккуратно разложенные веточки... Только смотрела на яркое-яркое синее небо - и не могла насмотреться... и на меня - а я мог спокойно смотреть ей в глаза, чувствуя, как холодеет, пропуская удары, сердце...
   ...а правда - любил ли я тебя, Ди?..
   Если бы любил - никогда не допустил бы этого... Я же мог, мог все изменить - жениться на ней, признать ребенка наследником... и у меня сейчас была бы нормальная семья... дом, в котором меня бы ждали... в конце концов, женщина, которая плакала бы обо мне вечерами, украдкой вытирала слезы, когда я возвращался, ждала бы... и верила...
   - Не хочешь отвечать?.. - тихо спросила Тори, заглянув в глаза и, видимо, прочитав в них что-то такое, чему я сам с трудом мог подобрать название...
   - Я не знаю, что тебе ответить.
   - У тебя кто-то был?..
   - Была, - неохотно ответил я.
   - Она... умерла?..
   - Ее убили, - криво усмехнулся я. - Демонские заветы...
   Голос сорвался, я почувствовал, что по щеке сбегает соленая капелька. Черт, это девчонкам плакать можно, а я демон... Наместник... Повелитель...
   Но почему сейчас мне плевать на эти звания?..
   Не расслабляться!
   - Так что там с Софилией?
   Это был всего лишь способ сменить тему, и Тори прекрасно это поняла.
   - Хочешь, свожу тебя в Святилище?.. Там очень красиво...
   Голос разума уныло твердил, что у меня завтра коронация, похороны горячо любимого брата, на которых я должен буду изображать неземную скорбь, как минимум две аудиенции...
   Но что мне за дело до этой политики?.. Зачем я играю в эти придворные игры?..
   - Идем.
  
   Здесь и вправду было очень красиво. Когда-то давно. Сейчас огромная туманная пещера на самой окраине Облачной Долины представляла скорее жалкое, чем величественное зрелище, да и тропка уже совсем заросла терном...
   Но от этого места все равно веяло древностью и странной мудростью...
   Плакучая ива, замершая на берегу неглубокой речушки, склонилась над пещерой. Тонкие веточки склонялись почти до самой земли, закрывая собой пещеру.
   На иве магией было выведено:
   "Olla feorra la'innar, da siley le da valley, ingorre. Olla feorra la'istar, da siley le non da valley. Olla feorra la'ignorient'a, da fassa le'miirn...
   Olla sack'han, - tiller sadacke, seleno'i komell le Meleran'olla iupochen komell..."
   - Это предупреждение?..
   - Я не знаю. У нас никто не умеет читать такие руны. Говорят, это древний язык Демиургов, еще со времен Единого Мира... Криптографы не могут его расшифровать. Говорят, что кому это удастся, поймет главную тайну этой пещеры... Правда, единственный достигший успеха криптограф повесился. С тех пор эту надпись стараются не трогать, чтобы не гневить Демиургов. Это вообще не слишком популярное место...
   - Это неовербал. Для любого Высшего Демона его знание считается обязательным, но мало кто достигает успеха в его изучении, ну да он и не нужен - мы на нем не разговариваем, слишком сложный.
   - И что тут написано?..
   - Ты так хочешь повеситься?.. Не бойся, ничего страшного. Обычное предупреждение, что сюда нельзя приходить с дурными намерениями. Как всегда. Правда, обычно все равно приходят...
   Тори немного успокоиласась, поднесла руки к проходу, прикрыла глаза...
   Из-под ладоней лился свет, и туман постепенно исчезал, открывая совсем другую пещеру. Ноги сами понесли меня вперед...
   Фрески. Бесценные фрески с удивительно живыми изображениями. Барельефы, показывающие разные эпизоды истории. Огромный зал. Удивительный, манящий... живой.
   Глаза статуи завораживали. Неизвестный мастер сделал их из множества драгоценных камешков. Мрамор причудливо сплетался с камнями. Несуществующий ветер шевелил мраморные локоны, губы произносили несуществующие слова несуществующего заклинания, босые ноги ступали по несуществующей воде...
   Женщина удивительно напоминала ангела - и удивительно отличалась от него.
   Белые с золотом крылья. Идеальные черты лица. Бело-зеленое платье. Огромные глаза, в которых отражается весь мир...
   Но она не была ангелом. Она была чем-то гораздо большим.
   Я неслышно подошел к статуе. За ней должен был плескаться водопад, а вода должна была подниматься точно до ступней - так, чтобы казалось, что статуя стоит на воде и вот-вот пойдет по зеркальной глади... На подоле одеяния были высечены неизвестные мне руны. Они уже почти стерлись, и теперь догадаться, что именно написал скульптор на подоле, было невозможно.
   Да и скульптор ли?..
   Казалось, что этот зал и эту статую создал сам мир, и что она - воплощение этого мира, светлой, лучшей его стороны...
   И рядом с ней - еще одна статуя. Она... нет, он шел к ней навстречу, и черные нетопыриные крылья трепетали на ветру, на темных волосах причудливо играл свет, от оголовья демонского меча веяло первозданной силой, из глаз лилась Тьма... а лица вызолачивали улыбки.
   И такая, улыбающаяся, с удивительными светящимися глазами - будто бы порождением самого Света, она напоминала мне...
   - То... Тори?..
   "Olla'vir fererall'i tiller dastar..."
  -- отступление 6, пророчествующее
   Тори сама не поняла, зачем повела в Святилище демона. Ведь, по пророчеству, Силам Тьмы ход туда заказан... что, впрочем, не мешало одной из статуй излучать первозданную Тьму...
   Фрески. Бесценные фрески с удивительно живыми изображениями. Барельефы, показывающие разные эпизоды истории. Огромный зал. Удивительный, манящий... живой.
   Глаза статуи завораживали. Неизвестный мастер сделал их из множества драгоценных камешков. Мрамор причудливо сплетался с камнями. Несуществующий ветер шевелил мраморные локоны, губы произносили несуществующие слова несуществующего заклинания, босые ноги ступали по несуществующей воде...
   Белые с золотом крылья. Идеальные черты лица. Бело-зеленое платье. Огромные глаза, в которых отражается весь мир...
   Но она не была ангелом. Она была чем-то гораздо большим.
   Тори неслышно подошла к статуе. За ней должен был плескаться водопад, а вода должна была подниматься точно до ступней - так, чтобы казалось, что статуя стоит на воде и вот-вот пойдет по зеркальной глади... На подоле одеяния были высечены неизвестные руны. Они уже почти стерлись, и теперь догадаться, что именно написал скульптор на подоле, было невозможно. По старинному преданию, здесь написано самое древнее пророчество Измерения... Но никто и никогда не мог его прочитать...
   И рядом с ней - еще одна статуя. Демон шел к ней навстречу, и черные нетопыриные крылья трепетали на ветру, на темных волосах причудливо играл свет, от оголовья демонского меча веяло первозданной силой, из глаз лилась Тьма... а лица вызолачивали улыбки.
   В нем была Тьма... но не было той ненависти, к которой так привыкли ангелы...
   "Olla'vir fererall'i tiller dastar..."
   - Ло... Лоэр?..
   Я вышел из пещеры непривычно задумчивый. Тори тоже притихла. Почувствовала то же, что и я?..
   - Лоэр?..
   - Что?..
   - Не говори Иллаирэ, что я тебя сюда водила... Она не любит, когда здесь бывают посторонние.
   - Хорошо, не буду.
   Вообще-то рассказывать я и не собирался - не за чем Императрице знать, как я провожу выходные - но Тори говорить об этом не стоит.
   - Я завтра уеду.
   - Навсегда?
   - Буду изредка приезжать на аудиенции.
   - А Наместник?..
   Я покачал головой.
   - Я никому не доверю это дело. Буду сам изредка приезжать, и все. Отзову армию... Как ты там сказала?.. Я поработил Императрицу, а не вас?.. Так вот, Императрица мне ни к чему.
   Ну, к чему, конечно... но не настолько.
   - Вообще-то, я тогда просто жутко разозлилась и говорила, что в голову придет... - смущенно созналась Тори.
   - Нет, ты все правильно сказала. Нам не стоит нарушать равновесие...
   Я сам не понял, зачем это сказал.
   - Ты отзовешь армию?! ТЫ?!
   - Ну да. Я что, такой кровавый монстр? - криво усмехнулся я. Вообще-то монстр... и кровавый...
   - Нет, конечно... просто... я думала...
   - Что я хочу завоевать весь мир?..
   Тори смущенно кивнула. Я снова посмотрел на закат - от солнца остался жалкий огрызок.
   - Нет, не хочу. История твердит, что это не приводит ни к чему хорошему.
   Хотя, конечно, "история учит нас тому, что она нас ничему не учит". Кровавая шутка...
   - А что, у нас уже такие были?..
   - "У нас" - нет. В Единой Империи - да, после этого как раз и разъединили мир. И сотни раз - в других мирах. Так что наша история "завоеваний мира" еще ничего... Наверное, это потому, что ангелы слишком далеко от демонов, а в Срединном Мире земель хватает - он же постоянно расширяется.
   - Да, наверное...
   Тори снова замолчала. Мы медленно шли обратно, к городу. За нашими спинами догорал закат.
   Стало зябко, я натянул рубашку, с трудом пропихнув крылья в прорези.
   - Лоэр...
   Тори смущенно затихла.
   - Ну, спрашивай.
   - Можно... ну... такой... странный вопрос?..
   - Я же говорю, спрашивай.
   Но я не могу гарантировать, что отвечу.
   - А мы друг другу... ну... кто?..
   Я остановился, посмотрел на глубокое синее небо с рассыпанными по темному бархату искрами звезд.
   Ты для меня - солнышко, свет в окошке... и тогда, в Северной башне, я думал о тебе... и чувствовал, как теплеет где-то там, в груди... когда я представлял себе твои глаза...
   Когда ты злишься, я чувствую себя жутко виноватым, и хочется встать перед тобой на колени и попросить прощения... а когда ты плачешь - обнять, прижать к себе, защищая собой от окружающего мира...
   Но ты - ангел...
   А я - демон... Кровожадное чудовище, для которого нет ничего святого. Монстр, рожденный для бесконечной борьбы. Способный уничтожить десятки воинов, разорвав на части - и ничего не почувствовав...
   Но не способный принять обычный мир - с цветами, прекрасными девушками, балами, семьей...
   Я люблю тебя, Тори... Себе-то можно об этом сказать...
   Да, люблю. Я хочу быть с тобой... но не имею на это права.
   - Друзья?.. - тихо, не совсем уверенно ответил я.
   Тебе не нужен такой демон, как я. Такой друг тебе тоже вряд ли нужен - но это моя надежда, что между нами еще возможно что-то большее...
   - Просто друзья.
   И ничего больше.
...иногда ложь бывает лучше правды...
 

Категория: Романы. | Добавил: catta (20.05.2018)
Просмотров: 38 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если вы являетесь правообладателем произведения и не желаете чтобы оно было опубликовано , пишите нам Обратная связь, и мы его обязательно удалим.
Copyright MyCorp © 2018